Подробности создания фильма: «Заповедник»

Подробности создания фильма: «Заповедник»
Фильм по мотивам повести Сергея Довлатова «Заповедник», действие которой перенесено в наши дни. Автор песен и виртуозный гитарист Костя сбегает от накопившихся проблем в заповедник «Михайловское».

Главный герой давно лишился всех способов заработка, почти отчаялся быть услышанным и живет по инерции, часто налегая на алкоголь. Жена и дочь собираются уезжать в Канаду, а в голове бесконечно крутятся вопросы: что именно пошло не так и как это исправить? Тем не менее, Заповедник – на то и Заповедник, чтобы собраться с мыслями и попытаться изменить жизнь.
Подробности создания фильма: «Заповедник»

В ролях: Сергей Безруков, Евгения Крегжде, Анна Михалкова, Гоша Куценко, Александр Семчев, Мария Богданович, Дмитрий Хрусталев, Виктор Бычков, Соня Евстигнеева, Ярослава Дегтярева, Александр Тютин, Полина Гагарина, Леонид Агутин.

Над фильмом «Заповедник» работала слаженная команда, многие члены которой участвовали в других проектах Кинокомпании Сергея Безрукова. Это седьмая совместная работа режиссера Анны Матисон и автора сценария Тимура Эзугбая, а также четвертый совместный фильм Анны Матисон и Сергея Безрукова.

Сергей Безруков сыграл главную роль в фильме, а также выступил в качестве продюсера картины. Сергей Витальевич – это электростанция, от которой можно питать несколько городов, потому что помимо актерства, он еще успевал выполнять свои обязанности продюсера, подбадривать всю группу фонтанирующим оптимизмом, подсказывать партнерски какие-то нюансы профессии, шутить, читать стихи, балагурить – вспоминает исполнительница роли Тани Евгения Крегжде. – Я, как человек прибалтийский, ленивый, завороженными глазами смотрела на него каждый раз, думая, когда же у него батарейка садиться. Она, друзья, не садится никогда!»

Евгения Крегжде исполнила роль супруги главного героя. «Анна Матисон оказалась первым человеком в кино, который увидел меня так, как вижу себя я, – говорит актриса. – Что тут ещё можно добавить?! Это лучший подарок, который только может получить актриса. Спасибо ей за это».

Подробности создания фильма: «Заповедник»

Оператором фильма стал Сергей Трофимов, создатель таких фильмов, как «Последний богатырь», «Гоголь. Начало», «Ночной дозор», «Дневной дозор», «Монгол», «Ирония судьбы: Продолжение» и многих других. «Сергей – один из самых одаренных художников в операторском цехе. «Думающий и очень требовательный, — говорит Анна Матисон. – Мне с самого начала хотелось уйти от бытовой картинки, ведь «Заповедник» – яркая история, в чем-то маскарад. Этот яркий фон нужен, чтобы также ярко проступили моменты одиночества, моменты единения с настоящим собой, с окружающим миром, полным поэтического дыхания. У нас был совсем небольшой бюджет, поэтому было не так просто создать эти два разных мира».

В фильме удалось собрать удивительный актерский ансамбль: Анна Михалкова, Гоша Куценко, Александр Семчев, Дмитрий Хрусталев, Виктор Бычков, Сергей Вершинин, Софья Евстигнеева. Также в картине исполнила роль юная участница шоу «Голос. Дети» Ярослава Дегтярева, а звезды отечественной эстрады Полина Гагарина и Леонид Агутин сыграли самих себя.
 
«Нам было до слез приятно, когда наследники Сергея Донатовича сказали, что Довлатов узнается, есть уважение и внимание к оригиналу. А Довлатов – на то и Довлатов, чтобы не иметь однозначных формул. Смыслов – множество, к счастью, каждый может приложить свой собственный», – говорит режиссер Анна Матисон.

«Для меня это фильм о стойкости. О необходимости преодолевать обстоятельства, инертность, отчаяние, самого себя, чтобы иметь возможность провозгласить свой талант, самость.», – рассуждает Евгения Крегжде.

«Мне кажется, это фильм о любви. Там, конечно, много смыслов. И можно долго перечислять, но, прежде всего, он все-таки о любви», – считает оператор Сергей Трофимов.

Подробности создания фильма: «Заповедник»

О ПРОЕКТЕ

Хотя во многом фильм «Заповедник» основывается на одноименной повести Сергея Довлатова, это самостоятельное произведение, к которому применимо определение «по мотивам». Некоторыми проза Довлатова часто воспринимается как исключительно биографическая, но, конечно же, все понимают, что нельзя ставить знак равенства между писателем Довлатовым и героем повести, хотя искушение очень велико. Борис Алиханов – не то же самое, что Довлатов в Михайловском.

«Идея этого проекта появилась так, как появляются все идеи – с одной стороны, из воздуха, с другой стороны, из невозможности дальше жить, не реализовав этот материал, – рассказывает режиссер фильма Анна Матисон. – Это была первая повесть Довлатова, которую я когда-то прочитала, наверное, в классе восьмом-девятом. Помню то первое ощущение, когда мне было очень смешно, но и очень жаль всех. Помню ощущение, что люди все такие разные, но я всех понимаю. И еще, возможно в силу весьма романтического возраста, очень впечатлила любовная линия, – она была такой негромкой, но ясной, что я почему-то сразу поняла, что во «взрослом» мире всё, возможно, не так, как положено или как принято, но это и есть любовь».

Чтобы максимально подчеркнуть самостоятельную ценность персонажа, авторы решили перенести действие в современность и сменить поле деятельности героя с литературы на музыку, уйти от внешнего сходства. «Ретро мы любим, но иногда бывают истории, которые хочется увидеть именно из сегодняшнего дня. «Заповедник» как-то сразу воспринимался, не как, пусть любимый, но артефакт времени, а как история про меня, про вас, про нас всех, – поясняет продюсер и исполнитель главной роли Сергей Безруков. – Все шутки остались те же, работают точно так же, тем более ровно так же воспринимаются все переживания героя. Кино – это все-таки совсем отдельный жанр, мы не стремились сделать экранизацию, а решили, что работаем «по мотивам».

«Перенос в современность – частый прием, используемый и в театре, и в опере, и в кино при адаптациях классической литературы: Островский, Шекспир, Пушкин, Чехов – список огромен. Сергей Довлатов, несомненно, уже классик. Просто мы первыми решили сделать шаг, чтобы показать, что это вовсе не проза для любителей ностальгировать (а мы часто сталкивались с таким мнением), а живая, полнокровная история», – подхватывает Анна Матисон.

Работа над сценарием шла долго, было написано около десятка вариантов. Причем авторы старались тщательно соблюдать подход перенесения сцены за сценой. Но все эти попытки провалились. «Проза Довлатова была многократно легче, чем нам удавалось ее переложить. Уходил текст от автора – терялся воздух, появлялся не весть откуда взявшийся пафос, – вспоминает Анна Матисон. – В результате пришли к выводу, что объять необъятное нельзя. Кино – оно изначально проще, чем книга, надо было отказываться от чего-то. Надо было выделить главное. А главное – это последние слова в повести: «если ты нас любишь». Как только мы начали строить всё через линию этих непростых отношений, всё сложилось. Мы оставили каждый эпизод между героем и его женой, - все они изумительно просто экранизировались, выстраивались в точную конструкцию кино. Всё остальное – сверху. В результате появилась верная интонация».

Наследники Сергея Довлатова предоставили исключительное право на экранизацию культовой повести «Заповедник», полностью поддержав оригинальную концепцию проекта. «Мы общались, прежде всего, с Катериной Довлатовой, и, конечно, очень волновались, отправляя сценарий. Все-таки, если уж у каждого читателя Довлатов свой, то что говорить о его семье, – рассказывает Сергей Безруков. – Нас постоянно спрашивают о реакции наследников, и я каждый раз испытываю неловкость, отвечая на этот вопрос, так как сама Катерина – человек настолько скромный и деликатный, избегающий публичности и интервью, что каждый раз неловко озвучивать хоть что-то. Мне кажется, что сам факт того, что разрешение на съемку мы получили, – был первым моментом счастья для всех создателей. Когда же мы показали готовое кино, то Катерина разрешила озвучить её слова о том, что хотя действие фильма перенесено в настоящее время, удалось сохранить главную тему любви и семейных отношений. А также, что мы отнеслись с уважением и вниманием к оригиналу. Довлатов узнается. Вот эти слова – они много значат для нас, так как не было в группе человека, который не любил бы творчество Сергея Донатовича».

Подробности создания фильма: «Заповедник»

ГЕРОИ И АКТЕРЫ

Костя (Сергей Безруков)

«Я хотел изобразить … человека, проблемы которого лежат в тех же аспектах, что и у Пушкина: деньги, жена, творчество и государство. И дело отнюдь не в способностях героя, это как раз неважно, а в самом заповеднике, который трактуется наподобие мавзолея, в равнодушии и слепоте окружающих, «они любить умеют только мертвых» и т. д.», – писал о главном герое сам Довлатов. Однако крайне сложно говорить о писателе в категориях «плохой, хороший» – без разъяснений, что же именно он пишет, если только это не биография реального автора. Поэтому в фильме писатель Борис превратился в рок-гитариста Костю, в результате чего проблемы стали видимыми и слышимыми в прямом смысле. Эти проблемы знакомы не только творческой личности, а вообще любому человеку: «Есть ли мне что сказать? Что я хочу сказать? Понимают ли меня окружающие? Принимает ли меня моя жена?»

«Я не играл Сергея Донатовича Довлатова, мне не красили волосы в черный цвет, не подбирали массовку ниже меня ростом, чтобы я казался огромным. Читал, но намеренно не слушал его интервью, чтобы не «снимать» его интонацию. Я создавал совершенно отдельный образ, — говорит исполнитель главной роли Сергей Безруков. – Что мне хотелось – так это, во-первых, передать ощущение жизни, из которой не знаешь, как выгрести, а, во-вторых, выстроить характер человека талантливого, склонного к рефлексии и самоиронии. Человека, который не может загнать свое творчество в рамки, выставляемые людьми, от которых зависит принятие решений». 

«Сам герой диктовал мне существование в кадре. Он всегда немного отстранен, весь его юмор, он не анекдотический, не гротесковый, нет, – он подмечает всё как будто со стороны. Сам никогда над людьми не смеется, но дает возможность нам (зрителям, читателям) увидеть комедию ситуаций, характеров. На этом фоне понятно, что рефлексия, вопросы к самому себе становятся основным двигателем персонажа, – рассуждает Сергей Безруков. – Сейчас, когда я смотрю на себя в кадре, мне трудно поверить, насколько я там выгляжу другим – по мне там реально видно, что герой пьет и давно, совсем другая физика».

«Как обычно, образ ни с кого конкретного не снимался, мне просто очень нравились тексты, диалоги, задача была одна – чтобы они стали моими, чтобы я так и сам думал, – продолжает Сергей Безруков. – Мне кажется, что я ощущал себя выше и шире в плечах, а душевно был совершенно истончен, – это идет от драматургии, не от копирования реальных людей. В речи явно ощущалась какая-то сдержанность. Гитару, конечно, пришлось осваивать в чем-то заново. Повезло, что у меня за плечами класс классической гитары – левую руку ставить не надо было, а вот правая – это медиатор, совсем другая техника, так что, занимался по полной. Часто просто надевал наушники дома и импровизировал, чтобы поймать кайф ощущения инструмента в руках».

Подробности создания фильма: «Заповедник»

Татьяна (Евгения Крегжде)

Довлатов долго работал над женским персонажем, был недоволен, переписывал. «Я знаю, что жена в «Заповеднике» самое слабое место, и главные переделки идут по этой линии», – писал он Игорю Ефимову. И позднее: «С «Заповедником» все … не безнадежно. Героиня ожила процентов на тридцать». И наконец: «…Посылаю вам «Заповедник» <…> голоса, картины и лица, что-то вроде панорамы деревенской жизни, есть, наконец, какая-то любовная история».

«Таня – важнейший персонаж в этой истории. Мы ведь фильм снимали, в конечном итоге, про любовь. Для меня нет ничего интереснее, чем наблюдать, как два человека любят друг друга, но не могут прорваться через какие-то проблемы, оказываются в Заповеднике – и вдруг оживает всё, – рассказывает режиссер Анна Матисон. – Не случайно у самого Довлатова сцена знакомства с Таней – это не просто функциональное воспоминание, а удивительно нежный рассказ в рассказе. Ты не можешь не смеяться над ботинками, которые герой пытается незаметно снять на первом свидании, но ты видишь в этом столько любви и нежности, что фраза «и утро тебе к лицу» невольно заставляет замереть от ощущения, что всё точно должно у них быть хорошо, они должны пройти все трудности, потому что у них всё по правде. Мы эту сцену сделали практически немой, всё на взглядах».

«Таню мы искали очень долго. Помню, что читала у самого Сергея Донатовича, как долго он работал над этим персонажем, как переписывал, пытаясь вдохнуть жизнь. Так и у нас, именно поиск Тани стал самым трудным и опасным для картины моментом, мы уже приближались к съемкам, а Тани всё не было, – продолжает Анна Матисон. – Внутренние претензии к героине были высоки, и это диктовала литературная основа: Таня и красивая, и умная, у нее отличное чувство юмора. Можно было её реплики подавать через слезы, и залить этими слезами весь Заповедник, но мне казалось, что герой повести так искренне её любит, так доверяет её вкусу, что видеть иронию там, где ее не видят другие, – это важная характеристика Тани. И это сложно сыграть». «Женя Крегжде известна всем, кто любит театр, как просто блистательная артистка театра Вахтангова. Но как же по-другому она раскрывается в кадре! Её породистость, интеллигентная красота притягивают сразу, её умение быть постоянно на грани (вот-вот заплачу, но опять смешно), мне даже голос Жени кажется идеально подходящим, крайне обаятельный тембр. Всё сошлось», – поясняет выбор артистки на роль Тани Анна Матисон.

Подробности создания фильма: «Заповедник»

«Женя – актриса «моей» группы крови, – признается Сергей Безруков. – Она работает над ролью тщательно, заранее прорабатывает всю свою линию, она точно чувствует, что может сделать её героиня, а что нет. Партнерски это очень помогает! Ведь так важно, чтобы, входя на площадку, мы все чувствовали одно и то же: вот квартира, где мы живем, вот наша дочь, вот такие у нас отношения. Надо уметь сходить с ума, надо уметь становится тем человеком, про которого рассказываешь. Женя – именно такого класса актриса. Она не просто органично говорила текст, она становилась той самой Таней, ради которой вообще всё!»

«Если Сергей Витальевич кроил, создавал немного другой образ главного героя, то свою Татьяну я старалась максимально приблизить к той, которую описал Довлатов: мне не хотелось притягивать ее к себе, мне хотелось идти к ней в этой работе, – рассказывает о своей героине Евгения Крегжде. – А писал Довлатов о женщине, обладающей тонкой организацией, любящей, мудрой, способной разорвать цепочку событий из страданий, безденежья, алкоголя и нереализованности, чтобы однажды появился шанс вернуться к необходимости быть вместе. Это, кстати, тоже к вопросу о стойкости».
Большую помощь в создании образа Тани Евгении Крегжде оказали гримеры и художники по костюмам. «Я очень много внимания уделяю внешнему виду героини, ищу какие-то прототипы, смотрю фотографии, досконально выверяю длину волос, – поясняет Евгения Крегжде. – И мы с гримерами искали с одной стороны лирику в этом персонаже, а с другой – силу ее шага, этого разрыва, отъезда. И плюс ко всему многолетнюю усталость от взаимоотношений с Костей, от безденежья, от какой-то подработки. Спасибо Маше Морзуновой, которая сумела отразить в гриме все эти нюансы. Она уникальный мастер.
С художником по костюмам мы сначала думали отделаться малой кровью и взять костюмы, которые уже сшиты, либо найти где-то, купить, – рассказывает Евгения. – Искали, искали и поняли, что сейчас никто не делает такую лаконичную простоту. А нам нужна была какая-то синяя палитра бездонности, постоянно текущей воды. При этом крой должен быть скромным, говорящим о небольшом бюджете, и в то же время женственным, который подчеркивал бы фигуру, достоинства этой женщины. Поэтому пришлось в кратчайшие сроки этот костюм шить. И мы оказались правы, потому что когда я надела это платье (в котором она приезжает в Заповедник), мы поняли, что появилась наша Таня».

Подробности создания фильма: «Заповедник»

Дочка Маша (Ярослава Дегтярева)

Машу – дочку героев Сергея Безрукова и Евгении Крегжде, Кости и Тани, сыграла участница проекта «Голос. Дети» Ярослава Дегтярева. «Меня она сразу привлекла ощущением внутреннего стержня, что редкость для детей её возраста. Она не сюсюкала на проекте, а говорила, можно сказать, даже строго в свои семь лет, – восхищается режиссер Анна Матисон. – Ребенок в прозе Довлатова тоже никак не может быть умильным. Я отдельно прочла все куски, где Сергей Донатович писал про свою дочь – не только «Заповедник», но и другие произведения. Очевидно, что у них была большая связь, связь «папа-дочь». Вот Яся на уровне каком-то интуитивном сразу казалась верной кандидатурой для нашего Кости. В ней есть и сила, и трогательность, к тому же, ее музыкальность, – в общем, очевидно, папина дочь. Мы довольно быстро нашли некоторые хитрости, которые позволили Ясе быть органичной в кадре, и в итоге, мне кажется, она отлично справилась».

«Мне кажется, это очень верное назначение на роль, потому что у такого Константина, которого воплощает Сергей Витальевич, должна быть именно такая несгибаемая девочка, – подхватывает Евгения Крегжде. – Яся – очень проникновенная. И в песнях и, как оказалось, в актерстве. В аэропорту, когда они с Сергеем Витальевичем снимали сцену прощания, я плакала. Это её «Папочка, я тебя люблю» – так это было тонко и глубоко сыграно».

Подробности создания фильма: «Заповедник»

Второстепенные персонажи

У Довлатова так точно и ярко выписаны все второстепенные персонажи, что это, безусловно, давало авторам фильма, с одной стороны, точные описания, необходимые для работы, а с другой – являлось характеристикой самого главного героя, на фоне которых он выглядит ещё интереснее.

«У нас собрался действительно великолепный ансамбль, – убежден оператор Сергей Трофимов. – Я считаю, что сила великих актеров заключает в том, когда они могут удивить тебя на площадке. Можно сколько угодно их представлять в роли, придумывать раскадровки, предполагать, как это все будет на экране, а потом актер выходит и выдает то, что режиссер и оператор даже предположить не могут. И у нас было именно так. Уникальный ансамбль».
«Примерно половина ролей писались сразу под определенных актеров, – рассказывает режиссер Анна Матисон. – Например, в роли Галины виделась только Анна Михалкова. Ведь это не такая простая роль. Дело в том, что она смешная, но смешная по-довлатовски. Стоит произнести те же самые реплики с чуть большим нажимом, и всё сломается. Гротеск абсолютно неуместен. И вот в Анне столько вкуса к слову, что виделась каждая строчка именно в сочетании с ней. Плюс, мне хотелось, чтобы в Галине не было ожидаемой резкости, сухости, наоборот, хотелось обаяния, полутонов. Долго было непонятно, сможет ли Анна с нами поработать по срокам, но в ожидании ее ответа, мы никому больше роль не предлагали».

«Александр Семчев в роли Митрофанова –must have! Тоже писали под него. Замечательный персонаж! Энциклопедические знания, помноженные на вечную улыбку Будды, лень в каждом движении – идеальный Митрофанов», – продолжает Анна Матисон. «Я читал «Заповедник» в первоисточнике. Это хорошо!» — говорит Александр Семчев. – Я старался делать своего персонажа по прототипу, у него и фамилия одна и та же. Начитанный, одинокий, немножко странный человек. Невозмутимый, то ли в силу прожитых лет, то ли какого-то цинизма, то ли всего вместе». «Знаете, среди актёров говорят: невыгодно играть с детьми и с животными - они настолько обаятельны и органичны, что всегда переиграют тебя – подхватывает Евгения Крегжде.- Так вот Александра Семчева я бы добавила в этот список.

Подробности создания фильма: «Заповедник»

«А вот Гоша Куценко возник неожиданно, – признается Сергей Безруков. – Долго мучились и искали кого-то, кто сможет дать новую яркую краску в конце фильма. Ведь герой Маркова лишь мелькает по ходу картины, и только в критический момент – момент убойного запоя – захватывает лидерство. Какой Гоша интересный! Как ему идет такая взрослая пьяная роль! Совсем другой, каким вы его не видели. Да все у нас какие-то интересные. Уверен, понравится совсем юная актриса МХТ Софья Евстигнеева – внучка Евгения Александровича играет Аврору, её роль расширена в сравнении с повестью. Виктор Бычков вовсе не привычный Кузьмич из «Особенностей национальной охоты» – он вылитый Михал Иваныч! Все, кто смотрел, говорили, что именно таким себе его и представляли!»

«Митю Хрусталева я увидела в роли актера в сериале «Временно недоступен», и тогда еще отметила для себя, что Митю надо обязательно позвать в кино, – вспоминает режиссер Анна Матисон. – Кстати, Митя даже отрастил свои собственные усы! Всегда все эти парики, постижи мешают снимать. Вечно видно тюль, сеточку, приходится тратиться не на актерские дубли, а на дубли по гриму и свету, отказываться от крупных планов или чистить потом на графике. Особенно, когда речь идет про усы, — это ж вся мимика. Так что, Митя – просто крутой! Ради совсем небольшой роли пошел на такие трудности! Мы всегда ценим такую актерскую вовлеченность, - Серёжа сам такой».   

«Литературный герой, в отличие от киношного, как все знают, – писатель. И, когда он сомневается, надо ли кому-то то, что он пишет, возникает фраза о том, что небезосновательность этих притязаний готовы засвидетельствовать люди, чьему мнению ты доверяешь, – рассуждает режиссер Анна Матисон. – А раз уж у нас гитарист, то люди, которым мы, как зрители, доверяем, – это Полина Гагарина и Леонид Агутин. То, что Лёня Агутин – это друг нашего никому не известного музыканта, говорит сразу о том, что он, как минимум, небесталанный. Кстати, не все знают, но Полина – профессиональная актриса, выпускница школы-студии МХАТ. У нее небольшая, но очень яркая роль, именно с ее недовольного лица начинается вся картина».

«Никакой фальши! Если уж Полина в начале, то веришь ей на сто процентов, она сразу дает правду. А если Лёня появляется, то он тоже привносит столько какой-то искренней теплоты и поддержки, что это очень работает на финальную интонацию», – говорит Сергей Безруков.

Подробности создания фильма: «Заповедник»

МЕСТА СЪЕМОК

Часть съемок фильма проходила в Пскове и Подмосковье, но основными «площадками» стали московский парк Кузьминки и усадьбы Михайловское и Тригорское. В Кузьминках были построены декорации фестиваля «PUSHKINWORLD».

«Однажды мы увидели, как на территории самого Заповедника проходит праздник – на огромной поляне собираются гости, а по краю выставляют огромные буквы «ПУШКИН» наподобие надписи «Hollywood» – все на их фоне фотографируются, массовые гуляния. Вот от этого праздника мы и оттолкнулись, – рассказывает режиссер Анна Матисон. – Воссоздали эти буквы на очень похожей по географии поляне, доставили весьма объемную декорацию – ярмарку, танцплощадку, бар «Золотая рыбка», сцену в виде цилиндра, проложили дорожки. В общем, представили себе, как преобразилось бы это место, если б праздник, посвященный творчеству Александра Сергеевича, имел больший масштаб, если б были приглашены коллективы со всего мира».

Там же был снят один из самых непростых эпизодов фильма, где герой записывает музыку под дождем. «Это было ночью. У него были электроинструменты, которые нужно было сберечь от воды. Вокруг летал кран с камерой. Актерам также было очень сложно под этим дождем петь и играть, – вспоминает оператор Сергей Трофимов. – Но мы справились».
Съемочная группа фильма «Заповедник» стала первой, которую пустили на территорию настоящих музеев-усадеб Михайловское и Тригорское, снимать художественное кино. «В чем-то тут помог тот факт, что все, кто работают в музее, искренне отдали свою жизнь, занимаясь этими музеями, и они знают, что с моей стороны любовь к Пушкину – это не просто какие-то слова, – поясняет Сергей Безруков. – Каждый раз, играя четырехчасовой спектакль, посвященный Пушкину, я действительно проживаю на сцене целую жизнь – это невыносимо тяжело физически, морально. Но я вижу, как Пушкин становится совсем другим – живым и понятным современному зрителю, поэтому всегда делаю это со всей отдачей».

«Я уже бывала там. Когда мне было 10 лет, я жила и училась в Риге, и мы с классом ездили с экскурсией в Михайловское и Тригорское, – вспоминает Евгения Крегжде. – И я была счастлива вернуться в те места. К тому же в театре я играю пушкинскую Татьяну в постановке Римаса Туминаса «Евгений Онегин». И в этом фильме тоже играю Татьяну, правда, уже довлатовскую. Так что приезд в Пушкинские горы был каким-то что ли благословением для меня и для двух моих Татьян, вдохновляющим путешествием».

«На предыдущих проектах, когда я снимал «Гоголя», я провел много времени в Пушкинских горах, проникся этой атмосферой, – вторит оператор Сергей Трофимов. – А тут мы снимали в Михайловском и Тригорском, и, получается, я шел к этому с разных концов, но как-то все сложилось в одно. И эти места очень вдохновили нас, помогли в создании единого образа картины».

Подробности создания фильма: «Заповедник»

ИНТЕРЕСНЫЕ МОМЕНТЫ НА СЪЕМКАХ

«Сцену между главным героем и его другом, который провожает его в аэропорт, снимали в подъезде обычного жилого дома, предварительно согласовав съемки на лестнице. Выставляя кадр, понимаем, что свет не такой, перила не такие, всё не так, а вот лифт – отличный, какой-то очень живописный. Быстро переносим эпизод в лифт, но так как его эксплуатацию мы не согласовывали, то решаем снимать наживую, без перекрытия, – вспоминает режиссер Анна Матисон. – А теперь представьте себе: главный герой – Сергей, его друг – Леонид Агутин. Начинаем снимать. Этажом ниже в лифт садится мужчина, который пошел погулять с собакой. Заходит – там Агутин. Мужчина напряженно молчит, анализирует. (А нам всё слышно через микрофоны). Через пять минут возвращается обратно – в лифте уже Сергей. Молчание становится невыносимым, и мужчина так интеллигентно, в абсолютно довлатовском стиле, говорит: «Прошу прощения, но я бы всё же вас пригласил, – у меня для таких случаев дома припасен прекрасный ананас».

«Съемки кутежа, конечно, проходили очень весело! – рассказывает Сергей Безруков. – У нас была отличная компания, которая перетекала по барам! Одно удовольствие! Очень смешные сценки с отличными партнерами! Жанр нашего фильма – лирическая комедия, поэтому очень важно было пить, влезать в драку, но строго в рамках жанра. Это так лихо и смешно описано у Сергея Донатовича, что оставалось только воссоздать. Очень жаль, что какие-то сценки пришлось сократить еще на уровне сценария. Мне до сих пор жаль обелиск из бутылок!»

Подробности создания фильма: «Заповедник»

«Эпизод моего проезда на сегвее дался не очень легко, – признается Александр Семчев. – Я падал, вставал, снова падал, у меня ничего не получалось. Для этого нужен навык. Навыка у меня не было. Да к тому же все это в поле, на пересеченной местности. Ну как это вообще возможно?» «Цитировать Омара Хайяма тоже было сложно: язык то чужой, – продолжает Александр Семчев. – Приглашали специалистов, присылали аудиозапись, чтобы соблюдались интонации, я все это проговаривал… И до сих пор в памяти остались эти слова и интонации».

«Любовные сцены моей героини с персонажем Сергея Безрукова были сущим адом. Несмотря на то, что это был август, было очень холодно, – откровенничает Евгения Крегжде. – Непросто далась сцена, где герои танцуют на летней открытой сцене, Костя надевает на Таню наушники, и играет песня, которую он ей всегда пел в самые трогательные моменты жизни, и мы идем по воспоминаниям: как он пел ей, когда они только познакомились, в телефонной будке, на кухне, в душе… Все эти моменты истории Кости и Тани мы снимали прямо на этой  же площадке. И сцену в душе тоже. По сценарию мы должны танцевать под струей воды и напевать нашу песню... И вот ночь. 10 градусов тепла. Вокруг куча массовки. И мы, практически нагие, под водой из брандспойта, которую, конечно, подогрели, но пока мы начали снимать, она, естественно, вся остыла. Горим от холода. Кричим. Пытаемся всеми силами играть романтическую, нежную сцену.... Но все тщетно, потому что мы скорее напоминали двух облезлых цуциков, нежели влюблённую пару».

«Или, например, сцена в бараке, – продолжает Евгения Крегжде. – Шел уже 16 час съемок, тоже дикий холод. Нам туда нагоняли обогревателями какое-то тепло, чтобы у нас зубы не стучали от холода... А в итоге, сцена получилась и смешной, и лиричной. И совершенно не видно условий, в которых мы это делали. Вот так порой снимаются романтические сцены в кино».

Подробности создания фильма: «Заповедник»


Упоминания