Подробности создания фильма: «Веном»

Подробности создания фильма: «Веном»
Columbia Pictures совместно с Marvel и Tencent Pictures представляют фильм Ави Арада/Мэтта Толмака/Pascal Pictures «Веном». Огромный и страшный Веном не похож ни на одного другого персонажа комиксов.

Что если в один прекрасный день в тебя вселяется существо-симбиот, которое наделяет тебя сверхчеловеческими способностями? Вот только Веном – симбиот совсем недобрый, и договориться с ним невозможно. Хотя нужно ли договариваться?.. Ведь в какой-то момент ты понимаешь, что быть плохим вовсе не так уж и плохо. Так даже веселее. В мире и так слишком много супергеров! Мы – Веном!
Columbia Pictures совместно с Marvel и Tencent Pictures представляют фильм Ави Арада/Мэтта Толмака/Pascal Pictures ВЕНОМ. В главных ролях: Том Харди, Мишель Уильямс, Риз Ахмед, Скотт Хэйз и Рейд Скотт. Режиссёр: Рубен Фляйшер. Продюсеры: Ави Арад, Мэтт Толмак и Эми Паскаль. Сценаристы: Джефф Пинкнер, Скотт Розенберг и Келли Марсел. Авторы истории: Джефф Пинкнер и Скотт Розенберг. По мотивам комиксов Marvel Comics. Исполнительные продюсеры: Дэвид Хаусхолтер, Стэн Ли, Келли Марсел, Том Харди, Эдвард Чэн и Ховард Чен. Оператор: Мэттью Либатик. Художник-постановщик: Оливер Шолль. Дизайнер костюмов: Келли Джонс. Монтажёры: Марианн Брэндон и Алан Баумгартен. Супервайзер по визуальным эффектам: Пол Фрэнклин. Композитор: Людвиг Йоранссон. Звукорежиссёр: Гейб Хилфер.

Подробности создания фильма: «Веном»

МЫ - ВЕНОМ!

В каждом из нас есть частичка кипящей ярости, готовой выплеснуться под влиянием не зависящих от нас обстоятельств. Как это было бы здорово… Наверное, безумно приятно оторвать какому-нибудь идиоту его тупую башку. Интересно, как бы отреагировали окружающие, увидев то, что гложет вас изнутри?
Для Эдди Брока таким чудищем становится Веном, чья тёмная, мрачная сущность в буквальном смысле вырывается наружу и начинает творить бесчинства.
Веном стал одним из самых популярных героев Marvel неспроста. Он опасен, он страшен, он непредсказуем. Его воспалённое сознание может конкурировать разве что с его тягой к насилию. Ну и, конечно, не на последнем месте его запоминающаяся внешность – огромные белые глаза, пасть с острыми, как бритва, зубами и длинный, мускулистый язык.
Главными персонажами фильма ВЕНОМ становятся сразу двое антагонистов в одном теле. Первый – Эдди Брок, роль которого играет Том Харди – эгоистичный, одержимый своей работой репортёр, который борется с коррупцией и бесконтрольной властью. Второй – Веном, страшный инопланетный симбионт, вселившийся в Эдди и наделивший его нечеловеческой силой. Вместе они способны практически на всё, поскольку чудовищная мощь Венома усиливается яростью во сто крат. Это воистину симбиотическое сосуществование – один меняет жизнь другого, в лучшую или в худшую сторону…
Мэтт Толмак недавно спродюсировал блокбастер Sony Pictures ДЖУМАНДЖИ: ЗОВ ДЖУНГЛЕЙ, собравший в мировом прокате почти миллиард долларов. Продюсер считает, что Эдди Брок, эгоистичный журналист, оказавшийся в затруднительной ситуации, и Веном, раскрывающий невероятный потенциал главного героя, стали идеальными антигероями. «Эдди Брок похож на многих из нас, – говорит продюсер. – Он защищал невинных, но, к несчастью, делал это по-своему. Он не гнушался идти к цели по кратчайшему пути. Он эгоистичен, темпераментен и импульсивен. По сути, фильм рассказывает о том, как стать лучше. Только Эдди смог изменить свою жизнь к лучшему лишь после встречи с Веномом».
Продюсер Ави Арад называет ВЕНОМ сложным, но увлекательным сочетанием различных стилей. По его мнению, кинематографистам удалось вывернуть наизнанку общепринятое определение супергеройского кино. «Эдди Брок и Веном – два самостоятельных существа, которые меняют жизнь друг друга, – объясняет Арад. – История получилась страшной, динамичной и чертовски забавной. Мрак и кровожадность сочетаются в нём со светом и оптимизмом. Своим уникальным сюжетом картина разбивает вдребезги супергеройские стереотипы».
«Эдди положительно влияет на Венома, – продолжает Арад, – а Веном становится своеобразным голосом совести Брока. Иногда попросту необходимо, чтобы хороший парень и злодей уживались в одном человеке».
Режиссёрское кресло на съёмках фильма занял Рубен Фляйшер, одним из самых ярких и запоминающихся проектов которого стал фильм Sony Pictures ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ZОМБИЛЭНД. Продюсеры сочли, что режиссёру удастся передать сущность самого неоднозначного персонажа Marvel в головокружительной картине, непохожей на всё прочие. Однако в первую очередь фильму ВЕНОМ нужен был талантливый актёр, который мог бы убедительно передать характеры Брока и Венома. Актёр Том Харди, сыгравший за свою карьеру много сложных во всех отношениях персонажей, оправдал самые смелые ожидания продюсеров.
Фляйшер отмечает, что Харди сейчас крайне востребован и является одним из наиболее популярных актёров нашего времени. «Том замечательный, талантливый актёр, умеющий приковывать к себе внимание зрителей, – говорит продюсер. – Он – настоящая кинозвезда в самом расцвете лет и работает на полную катушку. Он тщательно отрабатывает каждый взгляд, каждое слово, каждый момент в сцене».
«Том нас всех воодушевлял, – продолжает Фляйшер. – Мне кажется, вся съёмочная группа затаив дыхание наблюдала за ним в образе Эдди Брока. Стоит ли говорить, что у Тома отличное чувство юмора, которым он умело пользуется. Словом, именно такого Венома мы и хотели представить зрителям».
По словам Харди, симбиотическое сосуществование является ключевым для персонажей Эдди и Венома. «Мне была крайне интересна психологическая динамика этого супергеройского кино, поскольку главных героев было двое: один – человек, второй – инопланетянин, – объясняет актёр. – Моему персонажу приходится как-то уживаться в одном теле с двухметровым монстром. Две непохожие друг на друга сущности оказались внутри тела Эдди Брока. «Мы – Веном», – говорят они о себе».
Харди признаётся, что ему было очень интересно играть этого персонажа: «Веном крут, настоящий сорвиголова. Мой сын рассказывал мне о нём взахлёб – он обожает Венома. Такую роль играть невероятно интересно, потому что Веном безжалостен, и фактически никаких правил нет. Это весьма неоднозначный персонаж».
Впервые Веном появился на страницах трёхсотого выпуска комикса The Amazing Spider-Man тридцать лет назад и был обычным персонажем комиксов, каких великое множество. Теперь же он считается суперзлодеем и одним из самых интригующих и любимых читателями персонажей Marvel.
Изначально Веном должен был представиться читателям в истории о Человеке-пауке в качестве ужасного антагониста и напугать читателей, но эффект оказался обратным. Фанаты влюбились в прямолинейного, эксцентричного и беспощадного антигероя. Запоминающаяся внешность, инопланетное происхождение и двойственная натура привлекали в армию фанатов всё новых и новых добровольцев. Вскоре Веном обзавёлся собственной серией комиксов и стал одним из самых популярных персонажей в истории Marvel. Теперь же Веном сможет похвастаться и собственным фильмом.
По сюжету фильма у Венома есть соперник – злодей против антигероя, плохиш против суперплохиша. В роли главы фонда Life Foundation Карлтона Дрейка продюсеры фильма ВЕНОМ видели актёра, в котором бы сочетались элегантность и экспрессия.
В итоге роль аморального учёного предложили сыграть получившему премию «Золотой глобус»® британскому актёру, рэпперу и активисту Ризу Ахмеду. Поначалу Карлтон Дрейк кажется серьёзным учёным, филантропом и изобретателем, который открыл фонд Life Foundation во благо всего человечества. На самом же деле, за слащавыми речами Дрейка скрывается опасный преступник, который сам поверил в свою ложь и готов идти к намеченной цели даже кровавой ценой.
Фляйшер говорит: «Я уже давно слежу за творчеством Риза и до смерти хотел с ним поработать. Он – один из самых интересных современных актёров. Когда мы заполучили Харди, я решил, что Риз составит ему достойную конкуренцию. Поэтому именно ему я предложил сыграть роль главного антагониста Карлтона Дрейка. Ему досталось амплуа злого гения, который крайне разочарован недальновидностью всего человечества».
Продюсер Ави Арад считает, что Карлтон Дрейк – весьма опасный злодей, поскольку защищён впечатляющим набором привилегий и исключительным интеллектом. «Он современен, уникален и крайне опасен, поскольку практически всемогущ, – объясняет Арад. – Кроме того, он очень популярен, потому что никто не знает о нём правду».
По словам Мэтта Толмака, Ахмед – один из немногих, кто был способен вытянуть эту роль. «Карлтон Дрейк утверждает, что хочет спасти человечество, но по ходу развития сюжета у него начинается расстройство психики, и в конечном итоге он сходит с ума. Риз успешно справился и с амплуа гения, и с ролью безумца. Именно это и сделало его идеальным кандидатом на эту роль».

Подробности создания фильма: «Веном»


Ахмед считает, что ролью Карлтона Дрейка он может попытаться достучаться до современного мира, которым управляют недальновидные и хорошо финансируемые мечтатели. «Карлтон Дрейк реально оценивает жизнь на земле и то, что человечество сотворило с планетой за время своего существования, – объясняет актёр. – Он считает, что уже сегодня нужно задумываться о том, какое будущее нас всех ждёт. Он видит это будущее в исследовании и освоении космоса. Именно поэтому он пытается разобраться с инопланетными формами жизни, которые могут обеспечить человечеству светлое завтра. Ни для кого не секрет, что многие бизнесмены в нашем реальном мире интересуются космосом по тем же причинам».
Ахмед продолжает: «Мой персонаж очень сильно меняется по ходу развития сюжета. Эдди Брок давно пытается разрушить дело его жизни. И именно ему удаётся наладить симбиотический контакт с обожествляемым Дрейком существом. Карлтон всегда полагал, что он был избранным для продвижения по эволюционной лестнице на ступеньку выше человека. Он пытается обеспечить человечеству лучшее будущее, но столь амбициозный замысел неизбежно сопряжён с дилеммой: сколько яиц вы готовы разбить, чтобы приготовить омлет?»
Важно было найти не только исполнителя главной роли, но и идеальную актрису на роль адвоката Энн Вейинг, бывшей девушки Эдди Брока. Во многом актриса стала локомотивом развития сюжетной линии. К счастью, продюсерам удалось заинтересовать ролью Мишель Уильямс. Ей досталось непростое амплуа женщины, которая в самом начале фильма вынуждена расстаться с Эдди из-за его неконтролируемого темперамента.
«Хотя она любит Эдди, но не хочет больше мириться с его чудовищным поведением, – объясняет актриса. – Любовь никуда не исчезла и продолжает связывать персонажей на протяжении всего фильма».
Работа с Томом Харди обещала быть очень интересной, но и не менее сложной. «Том в буквальном смысле способен на всё, – говорит Уильямс. – Он безумно талантлив, но при этом съёмки с ним всегда чреваты сюрпризами. Дело в том, что он очень любит импровизации, и сцена иногда развивалась отнюдь не так, как мы репетировали. Это было забавно, работалось легко и свободно. Я никогда не могла предугадать, чего ждать от очередной съёмочной смены и шла на работу, как на праздник».
Непредсказуемость была определяющей в отношениях Эдди и Энн. Героиня боролась за всё лучшее, что было в Броке, не забывая о самозащите. Ави Арад говорит: «Энн играет крайне важную роль в сюжетной линии. Она не отдаёт себя всю без остатка, но и не сдаётся; просто делает всё, что от неё зависит. Она надеется вернуть того Эдди, в которого когда-то влюбилась, и видит, что постепенно ситуация меняется к лучшему».
Толмак соглашается с коллегой, подчёркивая, что Уильямс на удивление точно удалось передать жизненную дилемму Энн. «Мишель не пугали решения, которые принимала её героиня, – говорит продюсер. – Когда мы впервые видим Энн и Эдди, они живут душа в душу, однако Энн предстоит пройти очень трудный путь, требующий выдержки и терпения. Сил ей придаёт только уверенность в собственной правоте».
Энн – не единственная представительница слабого пола в фильме. Дженни Слейт сыграла роль Доры Скирт, учёного из лаборатории Life Foundation Карлтона Дрейка. В конечном итоге именно она решает привлечь внимание общественности к негуманным экспериментам, проводимым в лаборатории.
Режиссёр Рубен Фляйшер говорит: «Дженни досталось крайне неоднозначное амплуа в этом фильме. Поначалу никто не воспринимает её всерьёз, а на самом деле – роль весьма драматическая. Но что самое главное – увидев Дженни на экране, вы начинаете переживать за её героиню и симпатизировать ей, а это очень важно для сюжета».
Дженни Слейт особенно понравилось то, как сценаристы описали её героиню. «Дора – не какая-то бедовая дама, да и беспомощной её отнюдь не назовёшь, – утверждает актриса. – Напротив, она владеет информацией. У неё есть прямой доступ. И ей нужен такой журналист, как Эдди. Однако динамика отношений Доры и Эдди отличается от приевшегося клише, когда женщина просит мужчину о помощи. На самом деле, все козыри на руках именно у Доры».
Толмак добавляет: «Дженни понимала, насколько её героиня рискует. Дора предложила Эдди выдать все секреты Карлтона Дрейка, чтобы восстановить справедливость. Она не могла не отдавать себе отчёт в том, что на карту была поставлена не только её работа, но и жизнь».
Говоря о начальнике своей героини, Дженни Слейт объясняет его притягательность, несмотря на очевидный негативный окрас: «Он привлекателен, потому что стремится к тому же, к чему и все, – стать сильнее, быстрее, лучше. Но и у этой медали есть оборотная сторона – крайне опасны попытки сделать сильнее человека, который и без того силён. Мечты Карлтона могут обернуться катастрофой».
Завершают список актёров фильма ВЕНОМ Рейд Скотт в роли кажущегося совершенным доктора Дэна, нового парня Энн, который с крайней подозрительностью относится к её бывшему; и Скотт Хэйз в роли Роланда Триса, начальника службы безопасности Life Foundation, который не остановится ни перед чем, чтобы уберечь Карлтона Дрейка от вездесущего Эдди Брока.

Подробности создания фильма: «Веном»

СПЕЦИАЛИСТЫ ПО ВИЗУАЛЬНЫМ ЭФФЕКТАМ БЕРУТСЯ ЗА РАБОТУ

Огромный и страшный Веном не похож ни на одного другого персонажа комиксов. Взявшись за работу над фильмом о легендарном герое, кинематографисты понимали, что его внешность будет крайне важна для многочисленных фанатов. Острые, как бритва, зубы, зловещие глаза и, конечно, длинный язык должны были вызывать неподдельный страх.
Венома никак нельзя назвать обычным персонажем, поскольку в нём живут сразу два существа – человек и инопланетянин. Сообразно создателям фильма пришлось не только заинтересовать ролью талантливого Тома Харди, но и подключить профессионалов из компании по разработке визуальных эффектов. Нетрудно догадаться, что Веном был полностью выполнен в компьютерной графике. Своему появлению на больших экранах персонаж обязан получившему две премии «Оскар»® супервайзеру по визуальным эффектам Полу Фрэнклину и супервайзеру по визуальных эффектам Шине Дуггал. При его активном участии Веном стал достаточно ужасным, чтобы впечатлить аудиторию. В работе над персонажем специалисты по компьютерной графике в первую очередь ориентировались на актёрскую игру Тома Харди.
На ранних стадиях обсуждения проекта Фрэнклин и режиссёр Рубен Фляйшер сошлись во мнении, что движения Венома не должны быть похожими на человеческие. «Веном кардинально отличается от всех других персонажей, которых вы когда бы то ни было видели в кино, – отмечает Фрэнклин. – Он похож на человека, но обладает нечеловеческими способностями. Он умеет произвольно менять длину конечностей, вообще может как угодно трансформироваться. При необходимости его тело изменяет свою структуру, становясь жидким. Он способен выдерживать колоссальный урон, наносимый противниками. Может показаться, что он неуязвим, хотя, конечно, это не так. И у него есть своя ахиллесова пята».
Фрэнклин работал не только над внешностью монстра, но и над его движениями. «Инопланетянин способен просачиваться сквозь поры кожи, не говоря уже об одежде, – объясняет он, – при этом он абсорбируется телом носителя. Впервые мы видим симбионта в виде бесформенного чёрного слизня, после чего он сливается с телом Эдди. В дальнейшем Веном периодически проявляет себя в виде существа с большими белыми глазами, чем-то напоминающими пятна на теле касатки».
Веном принимает жидкую форму, отращивает щупальца, может превратиться в сеть или материю, выстреливает конечностями. Всё это, как и множество других эффектов, было поручено создать команде по разработке визуальных эффектов. «На самом деле, Веном может динамично и безостановочно меняться, адаптируясь к условиям боя, – объясняет Фрэнклин. – В поединке с Райотом он демонстрирует свои способности, становясь острым, как бритва. Нам приходилось учитывать все аспекты феноменальной адаптивности существа. Каждая способность существа уникальна и разрабатывалась командой специалистов по визуальным эффектам отдельно».
Огромная пасть Венома усеяна острыми зубами и распахивается практически на все 180°, обнажая невероятно мускулистый и подвижный язык, который стал своеобразной визитной карточкой персонажа. «Это очень неоднозначный персонаж – он и герой, и злодей одновременно, – говорит Фрэнклин. – Мы никогда не знаем наперёд, что он замышляет и чего от него ожидать. Отчасти Венома можно сравнить с доктором Джекиллом и мистером Хайдом, поскольку он появляется и исчезает, как правило, против воли Брока. Ближе к финалу фильма Эдди и Веном обретают некое подобие гармонии, договорившись друг с другом».
Для съёмок команда по разработке визуальных эффектов привлекла рослого статиста ростом под два метра. На голове у него был шлем с закреплённым на темени мячиком. Именно на этот мячик должны были смотреть актёры, которые по сюжету общались с Веномом, – в этот месте были глаза существа.
«Работа статиста дала представление о том, какое пространство на съёмочной площадке будет занимать Веном, – говорит Фрэнклин. – Это помогало в работе и операторской группе, и актёрам, и декораторам. Когда во время монтажа мы вставили компьютерного персонажа, он отлично вписался в сцену».
Фрэнклин признаётся, что ему было очень интересно работать над дизайном и поведением Венома, и ему не терпится увидеть реакцию зрителей на творчество своей группы. «У Венома очень страшная внешность, особенно зубы, – рассказывает Фрэнклин. – Иногда он кажется каким-то демоном, но демоном с завидным чувством чёрного юмора. Персонаж крайне остроумен, свой сарказм он перенял у Эдди. Во многом Эдди и Веном дополняют друг друга, создавая новый собирательный образ, который вы и увидите в фильме».
Помимо Венома, специалистам по визуальным эффектам нужно было создать четверых других симбионтов, включая Райота. Полностью отрисованные на компьютере Веном и Райот сойдутся в зрелищном поединке в кульминационной сцене фильма. Специалистам по компьютерной графике пришлось проработать не только хореографию боя для людей и их инопланетных альтер эго, но и учитывать разрушаемые декорации.
По словам Фрэнклина, работа над Райотом в корне отличалась от работы над Веномом. «С точки зрения дизайна мы должны были показать, что Райот и Веном принадлежат одному и тому же виду и прибыли из одного мира, – отмечает Фрэнклин. – Но при этом нам нужно было придумать, как сделать их совершенно разными. Кроме того, это не должна была быть схватка двух равных по силе существ. Необходимо было сделать акцент на том, что Веном и Райот обладают различными навыками и способностями. Благодаря этому их поединок стал ещё интереснее. Не понятно, кто же из них в итоге одержит верх».
Немало времени и сил было потрачено на разрушающиеся декорации зрелищной битвы, и это, по словам Фрэнклина, представляло определённые трудности для команды по разработке визуальных эффектов. «Нам пришлось подключить все наши ресурсы и работать на пределе возможностей, как технологических, так и физических, – рассказывает Фрэнклин. – Мы были вынуждены осваивать новые технологии, генерировать новые идеи, вдаваться в области, ранее нами не освоенные. Это было очень интересное, хоть и трудное задание».
Во время съёмок батальной сцены в финале фильма актёры работали на страховочных тросах, учитывая специфику поединка. Несмотря на то, что сцену окружал хромакей, часть площадки занимали настоящие декорации, достаточно прочные, чтобы выдержать падение или кувырок. Фляйшер утверждает, что ему особенно запомнился один момент сцены: «В этом хаосе на несколько минут проявляются лица Дрейка и Эдди, это очень впечатляющий эпизод».
В таком же формате (в сочетании хромакея и реальных декораций) снимались сцены, в которых Эдди оказывается на мосту Золотые Ворота и на мосту Бэй-Бридж1 иногда в образе Венома, иногда – в своём естественном обличии. Декораторам пришлось выстроить копии нескольких пролётов этих мостов.
В некоторых случаях кинематографистам пришлось прибегать к помощи компьютерных дублёров, если трюки были сложны даже для профессиональных каскадёров. Для съёмки этих сцен использовалось устройство трёхмерного сканирования движений. Сначала каждый из актёров был сфотографирован со всех сторон на камеру 130 DSLR. В каждом изображении были определены ключевые точки, после чего были созданы трёхмерные модели актёров. Затем эти модели перекочевали в программу по разработке компьютерной графики и были полностью оцифрованы в 3D.
Фрэнклин и его команда стремились добиться полного реализма в каждом кадре, где появлялся Веном. Кроме того, команда создала виртуальные экстерьеры офиса компании Life Foundation, шестиугольного здания на Соколином холме в округе Марин в Северной Калифорнии. Из окон здания открывается замечательный вид на мост Золотые ворота и город Сан-Франциско.
Фрэнклин говорит, что архитектурой экстерьеров здания Life Foundation занимался художник-постановщик Оливер Шолль, который придумал такие элементы, как растущая на крыше трава и аккумуляторы солнечной энергии. «Здание напоминало улей, поскольку шестиугольные соты использовались как в архитектуре здания, так и при оформлении интерьера офиса, – рассказывает Фрэнклин. – В здании находилась даже ракетная шахта, способная запускать космические шаттлы. Мы создали здание на компьютере, а затем вставили в настоящий ландшафт».
Команда Фрэнклина отправилась в округ Марин и сделала массу фотографий местности с самых разных ракурсов. Для некоторых кадров пришлось даже фрахтовать вертолёт. Впоследствии получившиеся кадры использовались для создания реалистичных фонов во время монтажа.

Подробности создания фильма: «Веном»

ЗВУК И ЯРОСТЬ

Звукооператору Майклу Коффу отводилась особая роль на съёмках фильма ВЕНОМ. Во многих сценах звучал голос Венома, который вёл приватный диалог с Эдди. Кофф и его команда должны были найти способ, что реплики персонажа слышал только Харди.
«Каждое утро Том Харди проводил около двадцати или тридцати минут в студии звукозаписи, – рассказывает Кофф. – Он начитывал реплики Венома, а мы их записывали. Затем Том отправлялся на грим, чтобы готовиться к съёмкам, а мы создавали треки всех реплик Венома, которые проигрывали ему во время съёмки».
Были созданы отдельные звуковые файлы всех реплик Венома с добавлением соответствующих звуковых эффектов, делавших голос страшным. Во время съёмок каждой сцены, в которой Веном говорит, Харди слышал его реплики через незаметный наушник.
«К тому времени, когда Том был готов начать съёмку, ему казалось, что он уже отрепетировал сцену с Веномом, голос которого слышал лишь он один», – продолжает Кофф. Это создавало определённый эффект реалистичности, поскольку по сценарию только Эдди мог слышать голос Венома у себя в голове. Использование наушника гарантировало, что ни один другой актёр не услышит слов Венома.
Подобная схема работы помогала Харди вжиться в образ Эдди Брока. «Всякий раз, когда Том вставлял в ухо наушник, все понимали, что сейчас Эдди Брок будет общаться с Веномом и его действиями будет руководить пришелец, – вспоминает Кофф. – Именно реплики Венома задавали вектор развития событий в сцене, так что наша изначальная задумка сработала».

Подробности создания фильма: «Веном»

ФАТАЛЬНОЕ ВИДЕНИЕ: О СЪЁМКАХ

Дизайн и съёмки

Внешность Венома должна была произвести на зрителей неизгладимое впечатление, особенно в моменты перехода от образа ничего не понимающего Эдди к страшному монстру. Режиссёр Рубен Фляйшер и оператор Мэттью Либатик заранее договорились о том, как будут снимать эти сцены.
«Мы с Мэтти перебрали множество фильмов, пытаясь подобрать нужную стилистику, и в конечном итоге остановили выбор на стиле фильмов ужасов, которые в 80-х снимал Джон Карпентер, – рассказывает Фляйшер. – Картинка должна была быть предельно реалистичной, но оставаться красивой, чем-то напоминать страницу комиксов. На всем протяжении съёмок мы постоянно стремились придерживаться выбранной концепции».
Для достижения требуемого эффекта было необходимо добиться слаженной работы сразу нескольких отделов. Фляйшер заранее определил основу будущего кооператива: в творческую группу вошли оператор Мэттью Либатик, художник-постановщик Оливер Шолль и супервайзер по визуальным эффектам Пол Фрэнклин. «Особенную важность представляло сотрудничество между художником-постановщиком Оливером Шоллем и оператором Мэттью Либатиком, – отмечает режиссёр. – Она создали невероятную атмосферу всего фильма».
Кинематографисты вооружились самыми передовыми технологиями, включая камеры Alexa, системы стабилизации изображения MoVI и стэдикам, а также специальный квадрокоптер Gryphon Dynamics Heavy Lifter Drone X8. 25-килограммовым дроном управляла команда из трёх человек: техник, оператор аэросъёмки и пилот. Беспилотник использовался для съёмок ночных сцен в центре Атланты.

Квартира Эдди

Съёмки фильма ВЕНОМ начались на студии Blackhall в Атланте (Джорджия). В кадре появлялась квартира Эдди, в которой главный герой впервые превращается в Венома. Эдди понятия не имеет, что с ним происходит, и не может соизмерить собственную силу.
На Эдди нападает банда наёмников, в результате квартира превращается в самое настоящее побоище. Это была не только динамичная схватка, но и первое знакомство с новым Эдди, усиленным симбионтом, хотя он сам с трудом понимал, что с ним происходит.
«В этой сцене Эдди представлялся мне какой-то куклой наподобие марионетки, – говорит режиссёр Рубен Фляйшер. – Веном выступал кукловодом, а Эдди был лишь орудием инопланетянина в борьбе с неожиданными противниками. Описать словами это не сложно, куда труднее было всё это продумать, спланировать и снять. Всё зависело от Тома, который был в центре этого боя и пытался понять, почему его кулаки мутузят этих бедолаг и как вообще это происходит».
Координатор трюков Крис О′Хара и хореограф боевых сцен Тим Коннолли понимали, что в этой сцене должно быть множество необычных приёмов. Кроме того, следовало учитывать саркастичный голос Венома, звучащий в голове Эдди. Именно этот молчаливый диалог подводил зрителей к невероятно сложной дилемме, с которой столкнулся главный герой. «Внутренний диалог Эдди задавал вектор развития сцены, – объясняет О′Хара, – а нам приходилось учитывать, что бой ведёт не только Эдди, но и Веном».
Тим Коннолли добавляет, что сцена боя, снимавшаяся на протяжении двух недель, была продумана до мелочей: «Мы спланировали её с дотошностью хореографа, ставящего танец. Мы пробовали разные движения и приёмы, учитывая, что Эдди поначалу не понимает, что происходит с его телом. Когда Веном отстреливает свою конечность в противника, это удивит не только зрителей, но и самого героя».
В съёмках подобных поединков очень многое зависит от актёра, в этом случае – от Тома Харди. К счастью, он был готов попробовать сочетать бойцовскую хореографию и актёрскую игру. За несколько месяцев до начала съёмок Харди вернулся к активным тренировкам, оттачивая приёмы смешанных единоборств, и посадил себя на строжайшую диету, чтобы к началу производственного периода находиться в форме.
«Том уже тренировался по программе MMA, так что можно сказать, что его удары поставлены, – говорит О′Хара. – Однако его тренировки в Лондоне, когда он готовился к роли, окупились сторицей на съёмочной площадке. Особенно это заметно в тех эпизодах, где не было никакой компьютерной графики – в поединках он проявил себя с самой лучшей стороны».
«Многие трюки были необычными, поскольку у нас было два персонажа в одном актёре, – продолжает О′Хара. – Нам всегда приходилось учитывать, как в той или иной сцене проявит себя Веном. Том – настоящий мужик. Он готов сам работать над всеми трюками, какие ему только позволят выполнить самому. У него был замечательный дублёр Джейкоб Томури, однако Том всё же хотел делать сам как можно больше трюков».
Драка в квартире Эдди плавно переходит в динамичную сцену погони. Эдди/Веном на мотоцикле Ducati пытаются сбежать от наёмников, преследующих их в мощных Jeep Cherokee по крутым и извилистым улочкам Сан-Франциско.
В финале погони Веном проявляет себя во всей своей красе. «Было очень интересно работать над этой сценой, потому что актёры очень убедительно реагировали на появление и поведение Венома, хотя персонаж, конечно, был полностью нарисован в компьютерной графике, – говорит супервайзер по визуальным эффектам Пол Фрэнклин. – Реалистичность всегда оставалась для нас приоритетной задачей. Компьютерная графика решает далеко не все творческие задачи сцены. Многое зависит от профессионализма каскадёров, от актёрской игры, от сногсшибательных визуальных и специальных эффектов, от локации и декораций».
Над сценой автомобильной погони работала вторая съёмочная группа под руководством режиссёра Спиро Разатоса и координатора трюков Энди Гилла. Разатос и Гилл работают вместе более двадцати лет. В их совместном послужном списке - динамичные сцены фантастического боевика ПЕРВЫЙ МСТИТЕЛЬ и фильмов франшизы ФОРСАЖ.
Головокружительные трюки на мотоцикле Ducati Scrambler в Атланте и Сан-Франциско выполнял каскадёр Джимми Робертс в образе Венома. «Мне пришлось кататься по крышам машин, у меня перед колёсами взрывались бомбы, я устраивал слалом между фонарных столбов, – вспоминает Робертс. – Вокруг меня легковые машины сталкивались лоб в лоб с грузовиками и друг с другом. Словом, на съёмках фильма ВЕНОМ были практически все трюки, какие только можно себе представить. Это напоминало каскадёрское десятиборье».
В Сан-Франциско в американском кинематографе дебютировал известный австралийский мотоциклист-каскадёр Робби Мэддисон. Он развивал немыслимую скорость на улочках города, вписывался в крутые повороты и с лёгкостью преодолевал 30-градусные спуски и подъёмы, словно это был ровный гоночный трек. Одним из самых затяжных был прыжок на холме Буллитт, названном в честь фильма ДЕТЕКТИВ БУЛЛИТТ со Стивом МакКуином, сцена которого также снималась в этом месте. В общей сложности Мэддисон снялся в девяти фильмах и считается чуть ли не лучшим в мире в мастерстве управления Ducati Scrambler.
«Я просто хотел, чтобы Эдди выглядел по-настоящему крутым, – объясняет Мэддисон. – Моя задача, как правило, сводится к тому, чтобы трюк удался. Обычно я выполняю только те трюки, в которых уверен на всё 100%. Но на съёмках фильма ВЕНОМ этого, кажется, было недостаточно. Оператор хотел, чтобы я взлетал ещё выше, перелетал над домами. А я: «Ну что ж, давайте попробуем повыше».
По словам каскадёра, он никогда не забывал о том, что Эдди самому страшно от того, что с ним происходит. «В этом случае бразды правления брал Веном, – улыбается Мэддисон, – а Эдди оставался сторонним наблюдателем».

Подробности создания фильма: «Веном»

Компания Life Foundation

Художник-постановщик Оливер Шолль считает себя большим поклонником Венома и уже имел дело с супергероями на съёмках фильма Sony Pictures ЧЕЛОВЕК-ПАУК: ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ. Разумеется, он не мог отказать себе в удовольствии поработать на съёмках фильма ВЕНОМ. Пожалуй, самой сложной работой для Шолля стал современный и впечатляющий офис компании Life Foundation, штаб-квартира Карлтона Дрейка.
В лаборатории Life Foundation проводятся бесчеловечные эксперименты, в рамках которых учёные ищут подходящих для симбионтов носителей. Шолль создал зловещую атмосферу, чем-то напоминающую фильмы Стэнли Кубрика.
Обилие стекла и отражающих поверхностей обеспечило ощущение сбивающей с толку строгости. На шестиугольных площадках стояли капсулы, в которых содержались подопытные. При этом рисунки шестиугольников, чем-то напоминающие химические формулы, стали неотъемлемой деталью дизайна и напоминали карту какого-то бесконечного лабиринта. На экранах сотен мониторов отображались графики медицинских показателей. Сложное исследовательское оборудование, препарированные органы и колбы с жидкостями неизвестного происхождения дополняли интерьер мрачной лаборатории.
«Гениальность Оливера не вызывает у меня сомнений – о том, чего ему удалось добиться, я мог только мечтать, – признаётся режиссёр Рубен Фляйшер. – Декорации Life Foundation стали, пожалуй, венцом его карьеры на текущий момент. Мне было очень важно, чтобы основным элементом дизайна был шестиугольник, поскольку гексагон является логотипом Life Foundation. Оливер предложил дизайн, в котором шестиугольники располагались как пчелиные соты, и это было очень круто. А реализация этой идеи оказалась ещё круче, чем я мог предположить».
«Все декоративные исследовательские приборы мы сделали очень реалистичными, чтобы подогреть зрительский интерес к фантастической лаборатории, – отмечает Шолль. – Главная операционная, в которой симбионт пытался слиться с очередным подопытным, стала завершающим штрихом в антураже. Одного взгляда будет достаточно, чтобы понять, насколько чудовищные эксперименты проводятся в этом зловещем месте».
«Вообще, лаборатория получилась весьма неоднозначной локацией, – добавляет Шолль. – Мне она напомнила немой немецкий фильм ужасов 1920-х КАБИНЕТ ДОКТОРА КАЛИГАРИ. Место напоминало лабиринт, в котором нетрудно было заблудиться, и где могло произойти что угодно».
У Шолля и его команды было всего два месяца, чтобы создать лабораторию, поэтому декораторам пришлось работать на износ. На экране эта локация появлялась в разное время суток. В нерабочее время помещение было погружено во тьму, в дневное время – отлично освещено.
Фляйшер рассказывает о работе осветителей: «Мэтти и Оливер вместе продумывали систему освещения всех помещений Life Foundation и решили для начала установить вертикальную неоновую подсветку. Затем они испробовали различные оттенки света – от тёплых ламп накаливания до голубых люминесцентных ламп. Им удалось выверить идеальный баланс и удерживать его. После этого добавили анаморфические линзы. Кроме того, позади основных светильников мы установили другие, поменьше. Вкупе система освещения создавала весьма драматичную атмосферу».
Во время одного из экспериментов в лаборатории Life Foundation одному симбионту удаётся сбежать – им оказывается чёрная особь, получившая имя Веном. Эдди Брок проникает в лабораторию не без помощи Доры Скирт, где симбионт ассимилируется с ним.
Ещё одной локацией в Life Foundation стал центр управления. Декорация была выстроена на территории промышленного склада площадью в 3,7 гектар в городе Пичтри (штат Джорджия). «В центре управления Карлтон Дрейк сходит с ума, – рассказывает Рубен Фляйшер. – Масштаб декорации даёт исчерпывающее представление о размерах здания компании Life Foundation».
Фляйшер посетил ракетный завод и стартовую площадку SpaceX в Калифорнии, после чего поделился своими наблюдениями с Оливером Шоллем. По словам режиссёра, их декорации получились вполне современными, хоть и без изысков. «Вообще, мне показалось, что наши декорации были даже круче, чем центр управления SpaceX, – смеётся Фляйшер. – И, опять же, Оливер превзошёл самого себя».
В центре управления Life Foundation было установлено почти сотня компьютерных мониторов. На огромный экран проектор со световым потоком в 30000 люмен передавал изображение того, что происходит с Карлтоном Дрейком.
Одна из сцен в офисе Life Foundation снималась на реальной локации. В лобби офиса Карлтон Дрейк рассказывает малолетним экскурсантам о различных научных достижениях, от запуска спутника на орбиту до основных принципов космической химии. Эта сцена снималась в Американском общественном центре борьбы с раком в Атланте. Здание проектировал известный архитектор-неофутурист Джон Портман. «У лобби этого здания потрясающая геометрия, – считает Оливер Шолль. – Прямые линии незаметно переходят в кривые и обратно, что идеально подходило для атмосферы Life Foundation».

Малазийская деревня

Ключевым моментом в фильме ВЕНОМ стал побег симбионтов, окончившийся настоящей резнёй в небольшой малазийской деревушке. Строительство азиатской деревни в центре Джорджии стало сложным творческим заданием для художника-постановщика Оливера Шолля и его команды декораторов. Площадка выгодно отличалась от консервативного и ультрасовременного офиса Life Foundation, поскольку оживлённый деревенский рынок не умолкал даже по ночам.
Декоратор Ларри Диас и его команда подготовили двадцать пять грузовиков с различными материалами, которые доставили к пустырю неподалёку от моста в городке Рекс (Джорджия). Местная электрическая компания погасила все фонари вдоль ближайшей дороги, а команда Диаса разместила по периметру будущей деревни несколько сотен традиционных для Малайзии светильников.
За несколько недель до начала съёмок была закуплена свежая рыба, которую хранили в огромных промышленных холодильных установках. В назначенный день рыбу разместили на лотках в разных точках рынка. Кроме того, шла торговля поделками малазийских мастеров и товарами народного потребления. В нескольких забегаловках подавали традиционную малазийскую еду, приготовленную в тот же день. По рынку свободно разгуливали козы и цыплята, создававшие особый колорит площадки.
Реалистичности выстроенной с нуля деревне добавляли старые модели мопедов и велосипедов. К пустырю вела асфальтированная дорога, однако декораторы присыпали асфальт землёй для сохранения иллюзии.
По сюжету на оживлённом рынке появляется прихрамывающая и окровавленная женщина-врач, которая уцелела после аварии кареты скорой помощи. Она сама не подозревает о том, что стала носителем симбионта, и, оказываясь рядом с рыночными лотками, хватает живого угря и откусывает ему голову.
«Я думаю, сцена в малазийской деревне запомнится зрителям, поскольку декорации получились очень красочными, а нам с Мэттью Либатиком удалось создать замечательную тревожную атмосферу, – говорит режиссёр Рубен Фляйшер. – В этой сцене симбионты впервые продемонстрируют свою силу, и будет по-настоящему страшно. Поэтому мы акцентировались на визуальной составляющей и стремились сделать сцену как можно более динамичной и захватывающей».
Незадолго до сцены в деревне одна из ракет Карлтона Дрейка разбилась в Малайзии, и один из симбионтов вырвался из своей капсулы. Место крушения было выстроено декораторами в лесах. Была сооружена (а затем изрядно состарена и поцарапана) сама капсула в натуральную величину. Два месяца её держали под солнцем и дождём, прежде чем привезти на площадку.
Кроме того, к месту крушения привезли брёвна и корни деревьев, чтобы факт падения крупного предмета был более убедительным. Над съёмочной площадкой кружили дроны с закреплённым осветительным оборудованием, создавая весьма гнетущую атмосферу. Так декораторы создали и транспортировали на площадку уцелевший фюзеляж ракеты.

Подробности создания фильма: «Веном»

Прочие площадки и реквизит

Сцена в кабинете МРТ в больнице, где работает доктор Дэн, даёт зрителю понять, что с Эдди что-то не так. Аппарат издаёт неприятный звук, который не переносит симбионт. Эдди выходит из себя и даже нападает на доктора Дэна.
Оливер Шолль решил, что кабинет МРТ не должен быть слишком мрачным и повесил огромный жидкокристаллический дисплей. На нём в режиме слайдшоу показывались живописные ландшафты и просто красивые кадры, чтобы как-то отвлечь от ужасов, творившихся в двух связанных с МРТ сценах.
О второй сцене в кабинете МРТ Мишель Уильямс рассказывает: «К этому моменту Энн уже знает о том, кто такой Веном, однако не подозревает, что симбионт пожирает, уничтожает Эдди изнутри. Она знает лишь то, что этих двоих надо как-то разделить. Доктор Дэн, с которым Энн теперь встречается, не настолько осведомлён, поэтому его ожидает самый большой сюрприз в жизни».
Рейд Скотт, сыгравший роль доктора Дэна, говорит, что его персонаж – реалист и прагматик. Его не может не ошеломить то, что внутри Эдди живёт инопланетное существо. «Это был очень занятный момент, – вспоминает Скотт. – Я попытался представить себя мальчишкой, впервые встретившим Санту Клауса. Только Санта был довольно страшным и мог в любой момент оторвать голову».
В павильонах студии Blackhall декораторы также выстроили интерьер квартиры Энн. Сцена в бакалее миссис Чен, которая находится рядом с квартирой Эдди, снималась в центре Атланты. Декораторам пришлось заменить все вывески, чтобы район можно было выдать за Китайский квартал. Квартира Зигги, соседа Эдди, напоминает об эпохе Хейт-Эшбери2 – на стенах висели психоделические постеры, а на подоконнике произрастали галлюциногенные грибы.
Динамичные и диалоговые экстерьерные сцены в Сан-Франциско снимались основной и второй съёмочными группами на протяжении недели. На экране появятся такие локации, как Северный пляж, Русская горка, район Тэндерлойн, финансовый район и офис компании Embarcadero.
Детализацией интерьеров и экстерьеров занимался реквизитор Джош Рот. Специалисты его отдела создавали и высокотехнологичное оборудование из лаборатории Life Foundation, и липких симбионтов – жёлтого и синего. Также были разработаны беджи сотрудников Life Foundation, бронежилеты наёмников и графические пакеты для всех планшетов, которыми пользуются в Life Foundation.
Приступая к работе над капсулами симбионтов, которые извлекают из разбившейся ракеты, Рот провёл тщательное исследование настоящего оборудования NASA и внёс необходимые для сюжета фильма коррективы. Всего было создано пять капсул, от самой простой, которая не открывалась, до весьма сложной открывающейся модели. Для съёмок сцен на месте крушения все капсулы искусственным образом старились, а затем отчищались для съёмок сцен в лаборатории Life Foundation.
Рот работал с дизайнером костюмов Келли Джонс, добавляя логотип Life Foundation на всю униформу и машины компании. Особенно команда реквизиторов гордится стальным смирительным креслом, в котором оказывается Эдди, когда его пленяет Карлтон Дрейк. Кроме того, команда реквизиторов создала муляж мёртвого жёлтого симбионта с вывалившимися внутренностями для сцены в операционной и муляж синего симбионта после того, как тот расправился с очередным подопытным.

Костюмы

Дизайнер костюмов Келли Джонс стремилась создать чёткое разграничение между двумя мирами Эдди Брока: в первом он был успешным журналистом с нормальной личной жизнью, во втором его жизнь катилась в пропасть.
«Эдди носит одежду из натуральных тканей и хлопка, – говорит Джонс. – Я решила одеть его в потрёпанную коричневую кожаную куртку, чтобы подчеркнуть, что он не гонится за модой. Образ гармонично дополнили потёртые джинсы и кроссовки. К слову, цвет обувь мы выбирали особенно придирчиво и остановились на чёрном с красным».
Риз Ахмед сыграл роль Карлтона Дрейка – богатого поклонника новейших технологий. «Дрейк – миллиардер, так что мы провели исследование, чтобы понять, в чём сегодня ходят миллиардеры, – объясняет Джонс. – Выяснилось, что для них главное – чистота и стиль, будь то водолазка и джинсы или строгий костюм и галстук».
Необходимо было подчеркнуть разницу между мучениями Эдди и могуществом Карлтона Джейка. «Жизни Эдди и Карлтона Дрейка кардинально отличаются друг от друга, – отмечает дизайнер. – Когда мы видим их стоящими рядом, разница особенно ощутима».
Многие костюмы для съёмок фильма были созданы с чистого лица, включая космические костюмы для сцены на месте крушения ракеты. Джонс не хотела использовать костюмы NASA, кроме того, на проведение переговоров не было ни времени, ни денег. Поэтому дизайнер создала порядка тридцати набросков различных космических костюмов и предложила их рассмотреть режиссёру Рубену Фляйшеру. Тот выбрал один дизайн, и команда Джонс сшила три костюма из разных материалов.
Также были созданы лабораторные халаты для учёных в Life Foundation. Каждый халат шился вручную и подгонялся под конкретного актёра. Лацканы халатов, как и воротнички униформы охранников, были несколько видоизменены, напоминая символику компании. «Все сотрудники Life Foundation были обязаны носить униформу, созданную специально для фильма, – утверждает Джонс. – Цвета и покрой одежды разных служб гармонично сочетались, создавая атмосферу хирургической стерильности и неприступности. Кроме того, становилось ясно, что работа на данном предприятии связана с опасностью для жизни. Этого эффекта мы добивались намеренно».
Больше всего Джонс понравилось работать над сценами в малазийской деревне, поскольку её команде пришлось одевать более шестидесяти статистов в национальные костюмы.

Подробности создания фильма: «Веном»

Машины

На съёмках фильма ВЕНОМ работал координатор автопарка Шон Райан, который занимался всеми средствами транспорта. Одной из самых больших машин был броневик MRAP3. Эти гиганты были выпущены для войны в Ираке и никогда не использовались не по прямому назначению.
В фильме ВЕНОМ чёрный MRAP с тёмно-серым салоном перевозил симбионтов в лабораторию Life Foundation. Райан и его команда модифицировали машину, снабдив фальшивыми дверьми, и заменили двигатель, чтобы он мог работать на арахисовом масле. Кроме того, команда Райана создала стеклопластиковый корпус, чтобы махина стала более манёвренной, поскольку вес оригинального MRAP превышает 4,5 тонн.
Кроме того, в кадрах фильма ВЕНОМ появятся внедорожники Dodge Jeep Cherokees SRT, которыми управляют наёмники Карлтона Дрейка. Вообще под капотом этих машин всего 480 лошадиных сил, но Райан со своими умельцами разогнали движки до 707 лошадок для съёмки в динамичной сцене автопогони.
В съёмках сцены участвовало двенадцать чёрных матовых джипов, и к концу съёмок вся дюжина была разбита. «Мы решили пожертвовать полным приводом, чтобы джипы были проворнее и провели невразумительное количество испытаний, чтобы убедиться, что машины безопасны и достаточно быстры», – вспоминает Райан.
Эдди Брок предпочитает передвигаться на мотоцикле Ducati Icon Scrambler. «Знаете, Ducati Icon Scrambler – очень выносливая спортивная модель, – говорит Райан. – Он очень лёгкий и шустрый».
На съёмках фильма было использовано шесть мотоциклов, выкрашенных матовой краской. «Трюки на Ducati фиксировала вторая съёмочная группа, – говорит Райан. – В частности, было много прыжков, и небольших – на два метра от земли, и внушительных – на 6-7 метров. Байк отлично справился со всеми испытаниями, у нас не было ни одной проблемы с ним. И за это мы очень благодарны компании Ducati».
Райан отмечает, что все ключевые трюки на Ducati выполнялись на описываемых в сценах локациях. «Мы снимали на натуре там, где было возможно; большая часть сцен – на улицах Атланты, – вспоминает Райан. – Однако если нам были нужны холмы, то тут уж без Сан-Франциско было не обойтись».
Среди других машин, которые подобрал для съёмок Райан, стоит отметить Volvo 560 Доры Скирт, идеальный автомобиль для учёного, и Toyota Prius, в которой Эдди Брок впервые видит в зеркале Венома. Кроме того много видов транспорта было представлено в малазийской сцене – кареты скорой помощи, пикапы, мопеды и многие другие.

Подробности создания фильма: «Веном»

ЧТО ТАКОЕ СИМБИОНТ?

Симбионты – высокоинтеллектуальные формы жизни, а не бесформенные липкие сгустки. Эти инопланетные организмы способны выдерживать экстремальные температуры и отлично адаптируются к любой ситуации.
Захватывая носителя, симбионт меняет свою структуру на жидкую и абсорбируется через кожу. Он растекается по всему организму, устанавливает связь с нервной системой и спинным мозгом. Симбионт может в любой момент проявиться через кожу носителя, образуя оболочку вокруг тела человека.
Каждый симбионт может слиться лишь с определёнными носителями, зачастую инородное тело будет отторгаться организмом носителя, как, скажем, в случае с трансплантацией органов. По сюжету фильма Эдди Брок идеально подошёл Веному.
Ассимилируясь с человеком, симбионт начинает медленно пожирать его изнутри. Если симбионта вовремя не удалить, человек погибнет.
В фильме ВЕНОМ симбионты выполняют коварный замысел. Они позволили пленить себя и доставить на Землю, чтобы изучить эту планету и выяснить, пригодна ли она для оккупации с целью продолжения их вида.
В картине появятся четыре различных симбионта: чёрный Веном, синий и жёлтый симбионты, а также серебристый симбионт Райот. Последний ассимилируется с Карлтоном Дрейком. В кульминационной сцене картины Веном и Райот сойдутся в очень зрелищной схватке не на жизнь, а на смерть.

Подробности создания фильма: «Веном»