Подробности создания фильма: «Миллион способов потерять голову»

Подробности создания фильма: «Миллион способов потерять голову»
Макфарлейн Сет раздвигает рамки жанра «комедия», вновь  выступая сценаристом, режиссером, продюсером и главным героем в фильме «Миллион способов потерять голову».

Он рассказывает историю Альберта Старка, мягкосердечного человека, который пытается выжить в суровых условиях забытого богом форпоста на Диком Западе – ведь тут, кажется, буквально все стремятся его убить. Ветреная подружка Альберта Луиза (Аманда Сайфред) бросает его, когда тот решает увильнуть от перестрелки. Словом, все против него.
Масла в огонь депрессии и неуверенности героя в себе подливает весьма близкая дружба Луизы и успешного бизнесмена, владельца местной цирюльни Фоя (Нил Патрик Харрис). То, что Альберт не мог и мечтать подарить своей возлюбленной, – все это есть у брадобрея.

Тут в городе появляется таинственная и очаровательная сорвиголова Анна (Шарлиз Терон). Она помогает Альберту набраться мужества, и постепенно герои начинают влюбляться друг в друга.

Впрочем, на Диком Западе ничто так просто не заканчивается. Новый виток проблем начинается, когда на авансцене появляется супруг Анны, Клинч Лезервуд (Лиам Нисон) – отчаянный бандит, который наводить страх на все местное население. Он жаждет отомстить человеку, который, как ему кажется, обесчестил Анну. У Альберта появляется шикарная возможность протестировать вновь приобретенное мужество в старой доброй американской дуэли. Ведь в конечном итоге он может получить руку и сердце Анны, а также столь ценное на Диком Западе уважение... ну или безымянную могилу, затерявшуюся в бескрайней прерии.

В полном опасностей приключении Альберту составляет компанию его лучший друг Эдвард (Джованни Рибизи), очень милый и наивный башмачник, и Руфь (Сара Силверман), подруга Эдварда, которая настолько же скромна и целомудренна с ним, насколько развязна с клиентами борделя.

Второстепенные роли в фильме «Миллион способов потерять голову» получили любимые комики МакФарлейна: Ральф Гармен сыграл Дэна, одного из самых колоритных жителей городка, а Алекс Борштейн исполнила роль Милли, владелицы борделя, которая никак не может вникнуть в суть высоких отношений ее лучшей работницы и Эдварда.
Кристофер Хэйген и Джин Эффрон сыграли роли Джорджа и Элси, ворчливых родителей Альберта, которые, как и их сын, стремятся не схватить шальную пулю. Ивэну Джонсу досталось амплуа Льюиса, самого подлого члена банды Клинча.

МакФарлейн собрал весьма внушительную закадровую команду, возглавляемую продюсерами Скоттом Стубером из Bluegrass Films и Джейсоном Кларком. Сценарий написали друзья и коллеги МакФарлейна Алек Салкин и Уэллесли Уайлд. В съемочную группу вошли оператор Майкл Баррет, художник-постановщик Стивен Дж. Лайнуивер, монтажер Джефф Фриман, дизайнер костюмов Синди Эванс и композитор Джоэл Макнили. Заглавную песню исполнила легенда музыки в стиле кантри Алан Джексон, авторами оригинальной песни выступили МакНили и МакФарлейн.

Салкин и Уайд не только написали сценарий фильма «Миллион способов потерять голову», но также выступили исполнительными продюсерами.

Подробности создания фильма: «Миллион способов потерять голову»

Укрощение жанра:
МИЛЛИОН СПОСОБОВ приступить к работе

Все началось, когда Сет МакФарлейн и его коллегии Алек Салкин и Уэллесли Уайт заканчивали работу над своим полнометражным дебютом – комедией «Третий лишний». Во время перерывов они любовались Клинтом Иствудом в классическом вестерне Теда Поста «Вздерни их повыше». Добрые друзья и давние коллеги периодически обменивались шутками, прикидывая, как можно было бы объединить жанры вестерна и комедии. Тогда они решили, что именно такой проект станет их следующей совместной работой.

МакФарлейн вспоминает: «Мы говорили о том, что та эпоха была излишне идеализирована в американской литературе и кинематографе, хотя на самом деле жить в то время было очень сложно и страшно, особенно если ты не был альфа-самцом. С этого постулата мы и начали».

При этом кинематографисты понимали, что ко всему привыкающие люди вполне были в состоянии выжить в то время и том месте, и пытались рассмотреть сюжетную ситуацию через увеличительное стекло современности. «Работая над комедией, мы всегда помнили о важном для нас законе жанра, – объясняет МакФарлейн. – Нужно взять одну сумасшедшую идею из своего багажа трюков, а все прочее оставить максимально реалистичным. В этом фильме таким элементом стало место действия – Дикий Запад. Все прочее функционирует по стандартным принципам реальности, привычным и нам с вами».

Несмотря на то, что местом действия является Дикий Запад, персонажи должны были казаться вполне современными, особенно главный герой фильма – Альберт Старк. «Изначально это была идея Сета: что должен чувствовать начитанный, образованный человек в мире, в котором ему нет места, – говорит Уайлд. – Альберт просто не предназначен для такого мира. Он чувствует себя, как выброшенная на берег рыба, и всем своим естеством показывает, в какой кошмар может превратиться жизнь в то время и в том месте».
Чем больше авторы шутили на заданную тему, тем больше возможностей для шуток перед ними открывалось. «Мы целенаправленно осовременивали персонажа Сета, – рассказывает Салкин. – Скажем, он мог сказать кому-то: «Хэй, чувак! Как житуха?» вместо привычного для вестернов «Здорово!» Мы представили, что его должно было не по-детски бесить одержимость окружающих его людей Диким Западом. Альберт откровенно ненавидит все это».

МакФарлейн не ограничился тем, что поместил своего необычного героя в сухую, потрескавшуюся прерию 1880-х. Он решил, что у Альберта и работа должна быть неприглядная. Проведя тщательное исследование, кинематографисты узнали, что пастухи в то время были едва ли не официальными изгоями. «Все недолюбливали овцеводов, – объясняет МакФарлейн, – потому что овцы выдирали траву с корнем, оставляя за собой пустыню вместо пастбищ. Вообще, овцеводство с трудом можно причислить к мужским профессиям. Ничего удивительного в том, что к скотоводам на Диком Западе относились с пренебрежением. Благодаря профессии главного героя, мы могли еще более наглядно показать, каково быть отщепенцем в американской глубинке».

МакФарлейн, который и без того взвалил на свои плечи множество функций и обязанностей, утверждает, что подобная многозадачность стала самой увлекательной частью съемочного процесса: «Нельзя сказать, чтобы что-то одно было делать приятней, чем что-то другое. Каждая работа приносит свое удовольствие. Приятно писать, приятно снимать. Сниматься тоже приятно, хотя и страшновато, потому что эта роль стала фактически моим дебютом по другую сторону от камеры».

Сработавшаяся закадровая команда, бесспорно, работала на общее благо проекта, удерживаясь в рамках единого и уже узнаваемого стиля. Продюсер фильма Скотт Стубер из Bluegrass Films рассказывает о работе творческого трио и об их необычном чувстве юмора: «Дикий Запад часто показывается в фильмах неким местом, где буквально каждый невероятно крут и храбр. Почти все истории рассказываются именно через эту призму. Это были действительно сложные и опасные времена, учитывая то, сколькими разнообразными способами можно было сыграть в ящик. Сет, Алек и Уэллесли углядели в этом некий черный юмор и показали американскую глубинку настолько гротескно, насколько только смогли».
Стуберу пришлось явно по душе и то, что главного героя авторы фактически сделали антигероем, и то, что троица решила посмеяться над проверенным временем классическим жанром. Об Альберте продюсер говорит: «Он один из тех, кто неизбежно будет несчастлив на Диком Западе. Он не мачо, не стрелок, не драчун. Он явно не от мира сего. Он очень начитан и чувствителен, а эти качества совсем не сочетаются с персонажами американской глубинки 1880-х. Альберт просто пытается найти свое место под солнцем Дикого Запада».
Коллега Стубера по фильму ТРЕТИЙ ЛИШНИЙ Джейсон Кларк с восторгом принял приглашение вновь поработать с МакФарлейном, Салкиным и Уайлдом над вестерном, которого еще не знал мировой кинематограф. «Сет, Алек и Уэллесли вызывают у меня искреннее восхищение – каждая из их шуток прочно вплетена в сюжетную линию, а для нас это очень важно. Это позволяет с уверенностью предполагать, что зрители найдут, за что полюбить картину и за что сопереживать героям. Все дело в том, что Сет всегда находит способ сделать картину доброй и теплой, пусть даже посредством крамольных шуток».

Подробности создания фильма: «Миллион способов потерять голову»

Дыра, ставшая домом:
Строительство города

Раз уж эта история произошла на Диком Западе в 1880-е, фильм «Миллион способов потерять голову» было решено снимать в Санта-Фе, штат Нью-Мексико. Хотя, по словам Стубера, это решение было сопряжено с несколькими трудностями: «Когда начинаешь работать над вестерном, надо понимать, что городков, подобных описываемому в сценарии, осталось очень не много. К счастью мы нашли четыре поселения в Нью-Мексико и несколько в Аризоне, которые были готовы принять нас. Нужны были различные локации, включая ферму Альберта, дом Луизы, танцевальный амбар и многие другие. К великой удаче 80 или даже 90 процентов помещений были реально действующими».

МакФарлейн хотел, чтобы комедия выглядела, ни много, ни мало, как старый вестерн Джона Форда. «Мы объехали все места, какие только возможно вообразить – начиная с резервации индейцев Хемес-Пуэбло вплоть до легендарной Долины Монументов, – говорит режиссер. – Наш оператор Майкл Баррет невероятно талантлив. Он настоящий эксперт в освещении и знает, что я имею в виду, когда говорю: «Я хочу, чтобы ты почувствовал, что снимаешь драму». И он выставляет свет именно так, как нужно».

Город Старый Пень был возведен на ранчо Бонанза Крик южнее Санта-Фе. Ранчо раскинулось на несколько квадратных километров, на территории находится пять прудов, полноценный киношный городок и две площадки с отдельными домами. Здесь снималось более 130 полнометражных фильмов, не считая множества музыкальных клипов, рекламных роликов и съемок для каталогов.

Во время скаутских рейдов художник-постановщик Стивен Лайнуивер пересмотрел множество городков, похожих на тот, который описывался в сценарии. И он понимал, что МакФарлейну понравится лишь один из них. Когда режиссер приехал в Бонанза Крик, он сказал: «Да-с! Это – то самое место!»

Несмотря на то, что территория, выбранная для постройки города Старый Пень, была мала и запущена, съемочная группа видела в этом большой плюс. Для начала Лайнуивер и его команда сконструировала трехмерную модель города, после чего строители начали возводить фасады зданий и прокладывать улицы, визуально расширяя пространство. За время строительства были возведены жилые здания, мельницы, водонапорные башни и, конечно, церквушка. Затем городок был отдан декораторам, которые занялись убранством помещений изнутри. Всего на строительство и отделку городка Старый Пень ушло около трех с половиной месяцев.

«Я помню, как приехал на место вместе с Сетом, – вспоминает Лайнуивер. – Мне очень понравился городок, только он был вдвое меньше того, каким мы его себе представляли. Так что первой моей задачей стала попытка визуально увеличить то пространство, что было перед нами, и дополнить другими постройками. Город просматривался во всех четырех направлениях, так что мы применили различные архитектурные решения, чтобы зрительно увеличить его вдвое. Кроме того, все постройки изрядно пообтрепались. Нам это, конечно, очень нравилось, но что-то все же пришлось восстанавливать».

Чтобы каждая деталь в городе Старый Пень соответствовала реальности, кинематографисты провели тщательное исследование культуры Дикого Запада. «Мы хотели, чтобы все вплоть до мельчайшей детали было таким, как в описываемое время, – говорит Лайнуивер. – В отношении аутентичности мы были настоящими перфекционистами. Мы с Сетом много говорили об этом и решили, что сценарий должен быть реалистичным, а шутки – смешными».

«Мы хотели, чтобы город выглядел масштабно и полностью соответствовал стилистике вестерна, действие которого происходит в 1880-е годы, – добавляет Кларк. – Но при этом город должен был быть очень колоритным. Цвет не должен был вытягиваться техническими средствами. Мы пытались создать ощущение настоящего вестерна». Это касалось всех построек, включая цирюльню Фоя. Заведение, в котором Фой наводил марафет зажиточным горожанам Старый Пеньа, было настоящим произведением искусства. «Наши исследования доказали, что красивые усы были символом достатка, – объясняет продюсер. – Пышные усы или бакенбарды наглядно демонстрировали, что перед вами – человек дела».

В центре города была разбита ярмарка с тирами, фотографами, кондитерскими палатками и шоу уродцев. И, конечно, с повышенной смертностью. Лайнуивер с улыбкой говорит: «На ярмарке у нас гибнет два человека, двумя из «Миллион способов потерять голову». Ярмарку мы постарались сделать забавной, полной веселья. Это – ярмарка Дикого Запада, здесь должно быть радостно и весело». А после секундной паузы добавляет: «Но люди и тут будут прощаться с жизнью».

По словам Кларка, строительство городской ярмарки стало одной из самых трудоемких задач. Ярмарке посвящена немалая часть сценария. «Всевозможные повороты сюжета и трюки описываются более чем на 10 страницах, – уточняет он. – Мы снимали сцены с сотнями статистов на открытом воздухе, поэтому приходилось ловить хорошую погоду. Серьезные коррективы в график вносило и то, что трюки и эффекты приходилось снимать с другого ракурса. Кроме того, у нас было много животных на площадке, включая быка, который проносился прямо сквозь ярмарочные стенды».

Подробности создания фильма: «Миллион способов потерять голову»

Планирование сцен:
Битва при Санта-Фе

Вестерны по большей части снимаются на открытом воздухе, что сопряжено для съемочной группы с определенными трудностями. Актерам и закадровой команде пришлось ждать хорошей погоды четыре недели. Только когда облака рассеялись, а на деревьях распустились листочки, режиссер решил, что пора приступать к съемкам. В восемь часов утра погода была просто чудесной. Однако уже к 11 часам поднялся сильный ветер около 15 м/с, сдувавший все на своем пути. Затем актеров посетил не вполне дружелюбный рой пчел. И, наконец, небо вновь затянули облака.

Кларк рассказывает об этом хаосе: «Старожилы говорят, что в прошлом году погода в этой местности была самой переменчивой за долгое время. Из сезона ветров мы попали прямиком в сезон дождей. Последняя сцена Шарлиз должна была сниматься ночью. Мы довольно быстро установили свет и едва успели отснять шесть дублей, как начался ливень, не прекращавшийся до трех часов ночи. Мы были готовы опустить руки, но тут на нас буквально из ниоткуда налетела ужасная буря, самая мощная в этом году. Вторая попытка подготовиться к съемкам была прервана наводнением. И только с третьего раза нам, наконец, удалось снять сцену. Как говорится, Бог любит троицу».

В сценарии все выглядело более миролюбиво. На самом деле, съемочную площадку фильма «Миллион способов потерять голову» ежедневно атаковали песчаные бури – точь-в-точь как на Диком Западе. И актеры, и съемочная группа впоследствии признавали, что это были самые богатые на погодные катаклизмы съемки в их жизни.

Терон говорит: «Я уже работала в Санта-Фе на съемках нескольких фильмов и понимаю, почему кинематографистов сюда тянет. Здесь невероятно красивые виды. Но этот фильм мы снимали в, пожалуй, самых сложных погодных условиях. Бывали дни, когда из-за песчаных бурь было попросту невозможно снимать. Но в конечном итоге погода сыграла свою роль в сценарии. И сейчас я не могу себе представить, что этот фильм снимался где бы то ни было еще».

Погодные явления стали серьезной головной болью для Лайнуивера и его команды, поскольку порывистый ветер буквально срывал и уносил декорации. «Я помню, как мы намучились, строя ярмарку, – сокрушается художник-постановщик. – Мы натягивали палатки, а их тут же прибивало ветром к земле. Мы боролись с матушкой Природой не на жизнь, а на смерть».

Большая часть действия фильма происходит в городе Старый Пень, который выстроили в Бонанза Крик. Однако некоторые сцены снимались в городе Хемес-Спрингс, штат Нью-Мексико; на железной дороге Cumbres&Toltec на границе Нью-Мексико и Колорадо; в городе Шипрок, Нью-Мексико; и в Долине Монументов. О съемках в Долине Монументов Кларк говорит: «Мы хотели, чтобы у зрителей сложилось ощущение, что они смотрят классический вестерн Джона Форда. Долина Монументов – одна из наиболее узнаваемых достопримечательностей Запада, поэтому мы сочли необходимым включить ее в фильм. Несмотря на то, что у нас был не классический вестерн, а комедия».

Кинематографисты были непреклонны в выборе места съемок, но все тяготы окупились сторицей. «Это одно из тех редких мест на планете, где, куда ни глянь, – красота, – говорит Кларк. – Во второй съемочный день в Долине поднялся шквальный ветер около 20 м/с. Нам пришлось в авральном порядке убирать краны, а люди были вынуждены прятаться в палатках. Несмотря на это, никто не сетовал. Ведь мы были в непосредственной близости от смотровой площадки Ford Point, где Джон Форд снимал свои известнейшие картины».
В одной из сцен Альберту удается скрыться от банды Клинча и его банды, и герой со своим конем оказываются запертыми в железнодорожном вагоне. Для этой сцены кинематографисты нашли настоящий действующий паровоз. Как вы думаете, где в Нью-Мексико можно найти действующую паровую машину? В железнодорожной компании Cumbres&Toltec. Во время первого ознакомительного визита съемочная группа попала в жуткую метель, порывы ветра достигали 25 м/с. Кинематографисты вернулись в июне. Было не менее ветрено, но хотя бы тепло.

Железнодорожники показали Лайнуиверу модель паровоза 1880-х годов, который, впрочем, был в плохом состоянии. После этого команде дизайнеров показали вагоны того времени. Все требовало трудоемкой реконструкции. Художник-постановщик говорит: «Инженеры нам сказали, что могут подготовить машину к съемкам за четыре месяца, и сдержали свое слово. Я сам подкидывал уголь в топку (в буквальном смысле слова), чтобы поддерживать паровой двигатель на ходу в съемочный день. Это было незабываемо».

Подробности создания фильма: «Миллион способов потерять голову»

Танцы в амбаре:
Хореография и музыка

В поисках саундтрека к своей комедии МакФарлейн обратился к обладателю премии «Эмми» Джоэлу МакНили, который сочинил музыку, и Рику Брину, сделавшему аранжировку композиций. Режиссер работал с обоими над собственным альбомом Music Is Better Than Words, записанным в лучших традициях оркестрового джаза. О композициях, которые исполнялись 95-инструментальным оркестром под управлением МакНили, МакФарлейн говорит: «Я был в восторге, когда слушал композиции саундтрека, которые Джоэл сочинил для фильма «Миллион способов потерять голову». Он сочинил классическую музыку для вестерна в стиле Элмера Бернштейна, которая стала одним из ключевых элементов картины».
МакФарлейн знал, что его единомышленники очень серьезно отнесутся к заданию и справятся с непростой задачей: «Саундтрек отражает общую философию фильма, которую впервые определили, пожалуй, братья Цукеры: «Пусть музыка игнорирует комедию, пусть она будет честна и серьезна». У Джоэла получился трогательный и драматический, но при этом забавный, энергичный и невероятно красивый саундтрек».

О своем вдохновении МакНили говорит: «Сочинение музыки к фильму «Миллион способов потерять голову» стало настоящим творческим кайфом. Сет – режиссер с задатками и чувственностью профессионального композитора, его идеи и повороты сюжета прослеживаются в каждой композиции саундтрека. Мне очень импонировало его пожелание, чтобы саундтрек получился в духе великих вестернов прошлого – настолько же масштабный, мощный и атмосферный».

МакФарлейн считает, что в каждом фильме должна быть запоминающаяся песня или какой-то музыкальный номер. Таким номером в фильме «Миллион способов потерять голову» стал ремейк «Песни про усы» [The Moustache Song] Стивена Фостера; стихи к ремейку написали МакФарлейн, Алек Салкин и Уэллесли Уайлд.

МакФарлейн говорит: ««Песня про усы» – старая песня Стивена Фостера 1860-х годов, крамольная по своей сути. В названии заложен ключевой лейтмотив – девчонки на тебя будут кидаться, если у тебя есть усы. Не в обиду Стивену Фостеру, но мы немножко подправили стихи и превратили песню в полноценный музыкальный номер. Эта мысль пришла мне в голову уже в процессе съемок. А следующей мыслью была: «Господи, что бы мы делали без Нила Патрика Харриса?»

Заняться хореографией МакФарлейн поручил своему хорошему другу, профессиональному хореографу Робу Эшфорду (86-я церемония вручения премии «Оскар»®; ЗОЛУШКА). Эшфорд и МакФарлейн впервые работали вместе на церемонии вручения премии «Оскар»®, которую вел МакФарлейн.

Обладатель премии «Эмми» Роб Эшфорд говорит: «Когда Сет мне сказал, что в фильме будут сельские танцы и спросил, не заинтересует ли меня такая работа, я ответил: «Конечно!» Обожаю работать с Сетом, кроме того на площадке были Шарлиз Терон и Аманда Сайфред, с которой я также встречался на церемонии вручения премии «Оскар»®. Да и с Нилом Патриком Харрисом я работал много раз. Отказаться было невозможно».

МакФарлейн очень хорошо представлял, каким должен получиться танец. «У него в воображении нарисовалась совершенно четкая картина, – объясняет Эшфорд. – Несмотря на то, что он не танцевал всю свою жизнь и не был хореографом. Но он мог четко описать то, каким видел этот музыкальный номер».

В фильме танцуют 16 пар, включая МакФарлейна и Терон, Сайфред и Харриса, Рибизи и Силверман. Другие пары были отобраны из местного населения в Нью-Мексико. Кроме того, было пять профессиональных танцоров из Нью-Йорка. О репетициях Терон говорит: «Мы начали репетировать за две или даже три недели до съемок этой сцены. Мне кажется, все всласть навеселились на репетициях; было так необычно. Никогда так не танцевала в фильмах, не думаю, что у кого-то из моих коллег был подобный опыт. Поэтому мы просто плыли по течению. Мы были, как дети. И точно могу сказать, что всем понравилось».

Харрису неоднократно приходилось петь и танцевать на подмостках бродвейских театров, и он по достоинству оценил работу Эшфорда и его помощников Криса Бэйли и Сары О’Глэби (У МОРЯ; бродвейская постановка «Парни и куклы»). Впрочем, танец актеру дался не сразу. «Мы репетировали много дней, – говорит он. – С Робом и Крисом я уже работал на церемонии вручения «Тони» и убедился в том, что парни знают свое дело. Поэтому учиться у них было очень весело и легко. Самой сложной стала последняя часть танца, когда все парни собрались в одном углу и начали танцевать перед Альбертом. Это было тяжело физически; сцену мы снимали четыре дня подряд с утра до ночи. При этом это был настоящий пыльный амбар».

По словам Эшфорда, все тяготы окупились сторицей: «В одном музыкальном номере поместилась целая история, очень похоже на номер из мюзикла. Когда информация, которую должен передать танец, описана на страницах сценария, хореографу работать проще и увлекательней. Настолько же, насколько делать номера для церемонии вручения премии «Оскар»®. Хотя с другой стороны, это всегда серьезное испытание – использовать персонажей, чтобы рассказать историю в танце».

Заглавную песню в фильме исполнила звезда кантри-музыки, двукратный лауреат премии «Грэмми» Алан Джексон, альбомы которого разошлись по всему миру тиражом более 60 миллионов экземпляров. Музыку написал МакНили, слова – МакФарлейн. Когда работа над песней была закончена, «Миллион способов потерять голову» был готов отправиться в свое турне по кинотеатрам.

О своих ожиданиях МакФарлейн говорит: «Я хотел заинтересовать современных зрителей той эпохой. Надеюсь, именно так и получится. Могу сказать только, что горжусь своей работой. Хочется верить, что нам удалось воссоединить два независимых жанра - вестерн и комедию».